Смысл пословицы охота пуще неволи? как понять охота пуще неволи толстой?

Охота пуще неволи или?.. — Охота — Охотники.ру

О неандертальцах однозначно утверждать не возьмусь, но кроманьонцы, полагаю, уже охотились сообща

Виталий Кошкин

За несколько десятков тысяч лет, прошедших с тех замечательных времен, человеческие сообщества структурировались, превращаясь из родоплеменных групп в империи, и «докатились» до суверенной демократии.

Менялись климат и ландшафты, общественный строй и производительные силы, но люди, потакая своим страстям, продолжают отщипывать от природных щедрот некоторую толику добычи.

Абстрагируясь от традиций давно освоенного и в известной мере опустошенного человечеством Средиземноморья, знойных пространств Африки и изобильных тропических джунглей, обратим наш взгляд на родную землю и попытаемся понять, что влечет людей на охоту в Отечестве нашем.

«Ох, сыночки, и за что же Боженька вас так наказал?!» — всплеснула руками сердобольная старушка, встретив у деревенского колодца нашу охотничью ватагу. Согласимся, что вид охотничков, на своей шкуре испытавших всю прелесть бытия во время охоты в заснеженном лесу, заставил бы рыдать камни. Но не рассмотрела бабушка, прищурившись по-старушечьи, что-то очень важное.

Обладая от природы умишком скудным, но пытливым и жадным к познанию, стремлюсь я понять, повторяя в чем-то классика: «Зачем идете в горы вы?» Не полагаясь на собственный поверхностный взгляд на природу вещей, пристаю к товарищам по охоте, случайным попутчикам, егерям, сотрапезникам за охотничьим столом, начальникам и работягам — людям очень разным, но в чем-то неуловимо похожим, с вопросом: «Что для тебя охота?»

«Человек живет хлебом, а не промыслом», — говорила моя бабушка. Попытка снискать средства к существованию охотой в наших европейских реалиях — это очевидная утопия. Охота — занятие затратное. Возможные приобретения, как правило, меркнут перед совокупностью расходов. Таким образом, меркантильные мотивы исключаются.

Теперь о плохой наследственности. По моей приблизительной оценке, более чем у половины опрошенных коллег предки были вполне здравомыслящие люди, далекие от охоты. Родителей, как известно, не выбирают. Родню тоже.

Но и для тех, кому «повезло» больше, приобщение к охоте было скорее наградой, чем неприятной обязанностью.

А в ряде случаев это был запретный плод, стремление вкусить который стимулировало развитие изобретательности и лукавства, совсем не лишних качеств в нашей жизни.

Дедушка мой, Семен Савельевич, охотник страстный и удачливый, имел троих сыновей и внуков. Счастливый жребий охотничьих пристрастий выпал мне одному, но по тогдашнему моему малолетству на охоте вместе мы не были ни разу, а из дедовских охотничьих впечатлений и опыта помню только сентенцию о катастрофическом оскудении угодий в мое уже время и его сожаления по этому поводу.

Папа мой охотником не был, попадал на охоту несколько раз, и то случайно. Но будучи прирожденным рассказчиком, так сумел передать увиденное и свои ощущения, что если и не заронил во мне эту искру, то не дал ей угаснуть — это точно. Земной им за это поклон и светлая память.

Для кого-то выезды на охоту являются возможностью вырваться из нашего привычного урбанизированного пространства, побыть какое-то время близко к природе, применить, отточить или наработать навыки походного существования и выживания в сложных условиях, почувствовать и попытаться реализовать свое подсознательное единение, используя терминологию Л.Н. Гумилева, с «вмещающим ландшафтом».

Влечение это гораздо глубже, ярче и сильнее, чем просто великовозрастные скаутские забавы. На охоте мы настолько близко, насколько это возможно, погружаемся в условия жизни и деятельности, в которых находились десятки, или сотни поколений наших предков. Кто-то, возможно, сочтет это проявлением дикости и атавизма, но я так не думаю.

Теперь немного об эмоциональной составляющей охоты. Где еще, как не на охоте, современному человеку без различия чинов и званий, пола и возраста предоставляется возможность явить удаль молодецкую, ловкость озорную и смекалку практическую и действовать при этом в рамках закона, отчасти наплевав на условности и оставаясь в ладу с собственной совестью?

Один наш товарищ, в свои пятьдесят озорной пройдоха и баламут, при этом непревзойденный загонщик и знаток леса, на насмешливый вопрос дочери, для чего он каждые выходные ходит на охоту, если добычу дома видят крайне редко, ответил: «За адреналином, милая!» — » Ну и принес бы показать когда-нибудь, что это такое«. Тогда нести надо и ликование души и замирание сердца, пьянящий восторг и щемящую грусть.

https://www.youtube.com/watch?v=XEolege2wMg

Предводитель нашего маленького охотничьего сообщества любит рассказывать, как он, делая предложение своей будущей жене, без обиняков заявил, что готов ради нее отказаться от всех пагубных пристрастий и вредных привычек, только не от охоты. Понимание было достигнуто, и согласие получено.

Охотничьи угодья и их обитатели — это сложные многоуровневые системы. Огромное количество факторов влияет на поведение охотничьих животных и птиц. Можно, конечно, охотиться «наобум лазаря» — авось повезет. Но человек потому и стал вершиной биоценоза, что действовал осмысленно.

Мы наблюдаем и запоминаем, систематизируем и анализируем, экспериментируем, обсуждаем и спорим до хрипоты. Факты исследуются в динамике, с учетом социальных, метеорологических и прочих факторов и экстраполируются на конкретные условия, в которых мы охотимся.

В результате лично я прихожу к одному и тому же выводу, подсмотренному у великих: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Человек со стороны может предположить, что охота — это вид отдыха. О физических нагрузках на охоте деликатно промолчим: возможно, охота — это активный вид отдыха.

Спартанские условия существования, сон урывками, перекусы на ходу, жара, холод, грязь, комары, змеи, мошкара и прочие радости жизни. Кто на охоте этого не испробовал, пусть первый бросит в меня камень. Конечно, все вышеперечисленное не мешает эстетическому восприятию красот природы.

Примем это с оговоркой, что охотники, скорее, люди действия, а не созерцатели или праздные наблюдатели. Художники в нас только дремлют.

Конечно, в лишениях и трудностях, переносимых на охоте, есть свои приятные моменты. Современные люди «испорчены» цивилизацией и сопутствующим ей уровнем комфорта. Охота вносит в нашу жизнь некоторую остроту ощущений.

Сон становится сладким, еда аппетитной, смех веселым и заразительным, перенесенная усталость бодрит и закаляет, а действительность выглядит лучше и привлекательнее.

Даже живительная влага в стаканах искрится в отблесках охотничьего костра совсем по-особенному.

Возможно, я сильно упрощаю, но на охоте человек предстает таким, каков он есть. Подлинным, естественным, непринужденным. Без прикрас, игры и лицемерия. Ненастоящие распознаются быстро. Дураков, позеров и пустышек стараемся долго близко не держать.

Власть наша крайне недальновидно городит препоны любителям охоты. Охотники рекрутируются из разных социальных групп и слоев общества. Пассионарность, некая повышенная энергетика отличают охотников от остальных.

Как правило, это люди деятельные, мыслящие, инициативные, наблюдательные, с высокой скоростью принятия решений, со стремительной и точной оценкой обстановки. Граждане и патриоты.

Сужение возможностей для одних и создание неоправданных предпочтений для других чревато усилением в обществе радикальных устремлений и потребности перемен.

В каждом человеке, а в мужчинах особенно, на мой взгляд, заложена глубокая приязнь к оружию. Обладание им отличает свободного человека от раба.

В повседневной жизни волею «власти предержащих» мы лишены этого права. На охоте мы легально держим оружие в руках и можем использовать его по назначению. Себе во благо, другим не во вред.

Кровавых маньяков из числа охотников на наших просторах не наблюдалось.

Современные охотники в массе своей люди ответственные, добрые и позитивно настроенные. Более того, при всех наших недостатках,мы не дикари. История культуры наложила на нас свой отпечаток, и этика для нормального охотника не пустой звук.

И последнее: о преемственности поколений. Сужу об этом с позиции счастливого отца троих сыновей.

Приобщение детей к охоте — отличная возможность без менторского тона и нравоучений, действуя больше примером, незаметно и ненавязчиво научить их ценить, любить и понимать природу.

Показать, как свободно, счастливо и с достоинством можно жить среди людей, на своей земле, в своей стране. И уверенно надеяться, что дети передадут это состояние дальше.

После всех этих пространных рассуждений прихожу я к пониманию того, что охота — это волшебное таинство, некая сакральность с глубинным смыслом. К этому нужно только прикоснуться и приобщиться, и каждый найдет в этом что-то свое — особое и неповторимое.

Олег Радьков 4 октября 2011 в 16:50

Источник: http://www.ohotniki.ru/hunting/societys/news/2011/10/04/629379-ohota-pusche-nevoli-ili.html

Пуще неволи

25-05-2011 года. Пуще неволи. Русское слово «охота» вошло в широкий обиход сравнительно недавно. Слово «охота» имеет общий корень со словом «хотеть». Первоначально оно выражало желание, стремление.

Впоследствии оно стало означать дело, выполняемое в первую очередь ради удовольствия, а не для выгоды. В этом смысле оно применяется и в пословице: «Охота пуще неволи».

По мере того, как для представителей господствующих классов добывание диких зверей и птиц становилось, в первую очередь, занятием ради удовольствия и развлечения, хозяйственная составляющая этого дела отступала на второй план.

Термин «охота» начинает применяться в смысле добывания диких зверей и птиц, безотносительно к тому, производится ли она из хозяйственных соображений — при промысловой охоте, или ради удовольствия при любительской.

Не всякий забой дикого зверя или птицы подпадает под понятие «охота». Охотой обычно называют именно добывание птиц и зверей (кроме китообразных и ластоногих, добывание которых называют морским зверобойным промыслом).

Экономическое значение охоты в Древней Руси было очень велико. Естественные запасы дичи и пушного зверя были огромны. Охота давала значительное количество мяса, которое шло в пищу населению. Много добывалось пушнины.

Она широко использовалась для внутреннего рынка и служила одним из главных предметов экспорта. Больше того, пушнина, по старинному выражению «мягкая рухлядь», играла роль денежных знаков. В летописях мы читаем, что дань, к примеру, собиралась «по белке с дыма».

А денежная единица Хорватии до сих пор носит название «куна» — куница.

В традиционном природопользовании населения Ненецкого автономного округа существенная роль принадлежала промыслу боровой дичи и охоте на водоплавающих птиц. Для местного населения еще в 20-30-х годах XX века охота на водоплавающих птиц имела немаловажное значение.

На Нижней Печоре в 30-х — начале 40-х годов отдельные охотники добывали до 400-1000 уток за сезон, а в начале 70-х годов — до 100-150 уток за весенний сезон. В тундровых районах округа в добыче охотников преобладали нырковые утки и заметно увеличивалась доля гусей.

Мясо водоплавающей дичи шло в употребление на месте и служило большим экономическим подспорьем для охотников и рыболовов края.

В настоящее время изменился сам процесс охоты на водную дичь: традиционный промысел постепенно вытеснился любительской охотой. Этому способствовали социально-экономические процессы, произошедшие в Арктике, а также тот фактор, что повсеместно изменились миграционные пути водоплавающих птиц в охотничьих угодьях Ненецкого автономного округа.

Для поддержания высокой численности птиц, чтобы не наносить ущерба водной дичи, необходимо соблюдать правила охоты и нормы отстрела птиц. Охранять водоплавающих птиц — это значит рационально использовать их ресурсы. Для этого необходимо знать запасы дичи, ее размещение на территории региона во время размножения, линьки и во время сезонных миграций.

Это достигается путем проведения ежегодного учета птиц перед размножением и подъемом на крыло выводков.

Только зная условия обитания дичи, основные места их пролета и концентрации на гнездовьях, плотность населения, соблюдая нормы отстрела в зависимости от успешности размножения в том или ином году, можно разработать конкретные рекомендации по вопросам любительской охоты и природоохранных мероприятий в каждом регионе.

Очень важно, чтобы элементарными методами учета и определения видов дичи овладели охотники-любители.

Бурный натиск человека на природу пополняет печальный список исчезающих видов животных и растений. Этот процесс можно и нужно остановить. Поддержание численности водно-болотных птиц на высоком уровне достижимо лишь при совместных усилиях заинтересованных в этом деле охотников, природоохранных структур и общественных организаций.

Огромный потенциал к действию в этом направлении имеется у охотников-любителей Ненецкого автономного округа, особенно проживающих в сельской местности. Их страстное желание видеть свои угодья богатыми дичью, а не пустыми и унылыми безжизненными участками земли, должно вырасти в большое и благородное дело по спасению от вымирания животного мира.

С моральной точки зрения охотник не должен видеть в охоте только забаву на природе — она требует очень серьезного отношения к себе. Для этого необходимо иметь знания и навыки, без которых человек с ружьем неизбежно нанесет большой ущерб природе.

Орнитологическая невежест-венность довольно широко распространена среди начинающих охотников, да и у части старшего поколения поклонников Дианы — богини охоты.

Незнание ими биологии птиц, их внешнего облика в природе приводит к нарушению правил охоты, нарушению заповедей охраны угодий. Надо научиться узнавать в полевых условиях тот или иной вид, чтобы не допустить случайного отстрела редких и охраняемых видов птиц.

Необходимо всеми мерами повышать культуру охоты. К сожалению, доступной охотникам-любителям специальной литературы, особенно региональной, очень мало.

Ежегодно в весенний период через Ненецкий автономный округ пролетает более 5 млн водоплавающих птиц, зимующих в различных странах Европы и Азии.

Часть птиц летит через полуостров Канин на острова Северного Ледовитого океана, часть — вдоль побережья Баренцева и Печорского морей к полуострову Ямал, а те птицы, что остановились на бескрайних просторах Малоземельской и Большеземельской тундр, находят спокойные места для выведения потомства. Этот маршрут перелета ученые называют Восточно-Атлантический миграционный путь.

Но не все прилетевшие птицы участвуют в выведении птенцов. Гуси обычно начинают создавать пары только на второй год жизни, а первый год большими стаями они прилетают весной на кормежку и линьку.

Так же самцы уток после свадебных игр улетают на побережье, где меняют свое брачное оперенье и нагуливают калории, а самочки уток самостоятельно высиживают и воспитывают потомство.

Вот такие факты биологии гусеобразных дают основание об открытии весенней охоты на самцов уток и пролетных гусей, как на птиц, не участвующих в текущем году в выведении потомства.

Первые гусеобразные прилетают в НАО в конце апреля. Это самые сильные представители вида — лебеди. Массовый пролет в дельте реки Печоры, по многолетним наблюдениям, — последняя декада мая. Завершают длительное путешествие в Арктику морские утки, которые гнездятся вдоль побережья моря.

Читайте также:  Символы любви значение? самые популярные символы любви?

Перелетные гуси — желанная добыча охотников. Ранней весной по прилете гусей стреляют на засидках, которые сооружаются на проталинах и на местах кормежки гусей, используя профили или чучела.

Птицы крепки на рану, для специальной охоты нужно использовать дробь № 1-2, при хорошем бое ружья на близком расстоянии можно стрелять относительно мелкой дробью № 3-4. Гусь — дичь дорогая и редкая, поэтому при выборе места для охоты нужны знания местности, упорство и терпение охотника.

Готовиться к выстрелу можно лишь тогда, когда гуси уже близко и у них различимы детали оперения и прижатые к животу лапы. Чтобы не «обзадить» на расстоянии 40-50 шагов, при стрельбе нужно брать порядочное упреждение.

По качеству мяса утки гораздо лучше гусей. Чистый вес мясной тушки — от 300 до 600 граммов. Охота на уток весной и осенью ничем не отличается.

Одиночные и мелкие группы птиц хорошо идут к чучелам, во время пребывания на мелких плесах и заливных лугах обычно подпускают охотника на выстрел. Летают утки быстро, и стрельба по ним, следовательно, не так-то легка.

Лучшая дробь для стрельбы — № 4-6, хотя это во многом зависит от боя ружья.

Ученые разных стран, изучая перелеты, кольцуют птиц ножными и шейными кольцами. Если в процессе охоты кому-то из охотников удастся добыть окольцованную птицу, мы просим сообщить нам информацию о кольце, а само кольцо охотник может оставить на память.

Андрей Глотов, директор государственного природного заповедника «Ненецкий»
Ссылка на источник

Источник: http://grandkid.ru/pushhe-nevoli/

Охота — пуще неволи

2012-09-17

1488

     Но что подлежит безоговорочному упразднению, даже строгому запрету, так это охота-спорт.

Превосходно отдаю себе отчет в том, какой вопль поднимут любители избиения косуль и куропаток, если требование, высказанное здесь, получит распространение в обществе и превратится из утопических мечтаний отдельных чудаков в настоятельный призыв всей передовой части человечества. Доводы нетрудно предсказать наперед.

Будут привлечены на помощь все аргументы, какие только способен измыслить изворачивающийся ум, когда он мобилизуется на подмогу ущемленному инстинкту.

Закричат, например, о пользе охоты, закаляющей наш организм (как будто его нельзя закалять другими способами), укрепляющей характер, волю, находчивость, мужество (как будто при охоте на дичь человек имеет дело с какой-нибудь опасностью).

Посыплются уверения, что охота, в сущности, только предлог, только средство, истинная цель которого — наслаждение природой: как будто ею нельзя наслаждаться без дополнительного удовольствия — зрелища зайца, настигаемого псом.

 
Будут сооружаться блестящие психологические построения а-1а Кнут Гамсун в доказательство того, что охотничье чувство есть нечто неотъемлемо присущее человеку и что прелесть охоты именно в том, что удовлетворение этого чувства соединяется с ощущением «себя в природе»: дескать, не глазами праздношатающегося горожанина, не «извне» я на нее смотрю, а я сам — природа, поелику прячусь за деревом и подкарауливаю. Но сколько бы ты ни воображал себя, голубчик, частью природы, все твои ощущения не стоят одного взгляда угасающих глаз подстреленного тобой гуся. И все эти увертки лукавствующего ума опровергаются одной короткой фразой Тургенева. Сам страстный охотник, он был честен и с читателем, и с самим собой; он понял и высказал твердо и ясно, что охота не находится с любовью к природе ни в какой связи.

      Вот эта фраза: «Природой на охоте я любоваться не могу — все это вздор: ею любуешься, когда лежишь или присядешь отдохнуть после охоты.

Охота — страсть, и я, кроме какой-нибудь куропатки, которая сидит под кустом, ничего не вижу и не могу видеть. Тот не охотник, кто ходит в дичные места любоваться природой» (Д.Садовников. Встречи (О Тургеневе).

Сказано открыто и ясно. Зачем же другие морочат себя и окружающих, оправдывая охоту любовью к природе?

Ах, знаю, знаю этот тип: храбрость, честность, прямота, зоркий глаз, широкие плечи, обветренное лицо, обстоятельная речь, иногда соленая шутка — ну, чем не образец человека-мужчины? И уважают его кругом, и сам себя он уважает — за крепость нервов (она кажется ему силой духа), за трезвый взгляд на вещи (он принимает это за разум), за объем бицепсов (это представляется ему достойным «царя природы»), за орлий, как ему кажется, взор. А изучишь попристальней, заглянешь за этот импозантный фасад — а там только клубок из всех разновидностей эгоизма. Он мужествен и храбр — потому что он физически крепкий самец и потому, что трусить не позволяет ему влюбленность в собственное великолепие. Он прям и честен — потому что сознание этих достоинств позволяет ему разумно обосновывать собственное поклонение себе. А что глаза его, видевшие столько содроганий убитых им существ, остались ясны и чисты, яко небеса, — так это не к украшению его, а к позору.

      О, этот тип найдешь вовсе не среди обитателей тайги или пампасов. Ему только хочется походить на подлинных таежников, ему хочется, чтобы все поражались, как это он сумел так гармонически соединить в себе высококультурного европейца с гордым сыном природы.

А правда в том, что это — продукт городской цивилизации, рассудочный, себялюбивый, жестокий и чувственный, как она, но одной половиной своего существа атавистически оттягиваемый назад, на давно минованные стадии культуры.

Таких встретишь больше, чем захочешь, и среди физиков, и среди биологов, и среди журналистов, и среди хозяйственников и администраторов, и среди художников, и даже среди академиков.

       В мировой литературе есть мощное течение, созданное такими людьми или теми, кто примыкал к этому типу некоторыми существенными чертами натуры.

Оно плещет в романах Гамсуна, врывается в рассказы Лондона, клокочет уже безо всякого удержу в стихах и повестях Киплинга, отравляет ядовитой струйкой настоящую любовь к природе в прелестных очерках Пришвина.

Оправдание жестокости как якобы неизбежного закона жизни, культ зоологического эгоизма, идеал сильного хищника, бессердечие к живому, прикрытое романтикой приключений и путешествий и подслащенное поэтическими описаниями картин природы, — давно пора бы назвать все это собственными именами!

      Нет права, у нас нет абсолютно никакого права покупать наши удовольствия ценою страданий и смерти живых существ. Если не умеешь иными путями ощущать себя частью природы — и не ощущай.

Лучше оставаться совсем «вне природы», чем быть среди нее извергом.

Потому что, входя в природу с ружьем и сея вокруг себя смерть ради собственного развлечения, становишься жалким игралищем того, кто изобрел смерть, изобрел закон взаимопожирания и кто жиреет и разбухает на страданиях живых существ.

       И еще будут говорить: «Ха! что — звери: люди гибнут миллионами в наш век — и от войн, и от голода, и от политических репрессий, — нашел, дескать, время рыдать по поводу белок и рябчиков!» Да, нашел.

И никак не могу понять, какое отношение имеют мировые войны, репрессии и прочие человеческие безобразия к вопросу о животных? Почему животные должны погибать ради забавы лишенных сердца бездельников, пока человечество утрясет наконец свои социальные дела и займется на досуге смягчением нравов? Какая связь одного с другим? Разве только та, что пока человечество терзает само себя войнами и тираниями, общественная совесть будет слишком оглушенной, при-шибленной и суженной для того, чтобы чувствовать всю гнусность охоты и рыбной ловли.

     Да, и рыбной ловли.

Той самой рыбной ловли, которой мы так любим предаваться на поэтическом фоне летних зорь и закатов, умиляясь и отдыхая душой среди окружающей идиллии, а пальцами ухватывая извивающегося червяка, прокалывая его тельце крючком и в ребяческом недомыслии не понимая, что он испытывает теперь то же, что испытывали бы мы, если бы чудовище величиной с гору ухватило нас за ногу, проткнуло наш живот железным бревном и бросило в море, на-встречу подплывающей акуле. Хорошо, скажут, но ведь ловить рыбу можно и не на червяка — на хлеб, на блесну и т.п. — Да, можно. И для пойманной рыбы, безусловно, великим утешением послужит мысль, что она гибнет, одураченная не червяком, а блестящей жестянкой. Находятся еще и такие осколки далекого прошлого, которые продолжают верить всерьез, будто рыба или рак не могут испытывать страдания, потому что у них, мол, холодная кровь. Действительно, во времена оны, человечество, не имея понятия о физиологии животных, воображало, что чувствительность есть функция температуры крови.

       Между прочим, вследствие именно этого заблуждения была семитическими религиями включена в список постных блюд и ею не брезговали лакомиться даже праведники.

Боже упаси их осуждать: религиозный опыт души, как велик и высок он ни был бы, не покрывает опыта науки (как и наоборот); наука же тогда находилась в детском возрасте, и никто, даже праведники не ответственны за мысль, будто холоднокровные животные не испытывают боли.

Но ведь теперь-то мы знаем, что это чушь! Теперь-то ведь понимаем, что рыба, болтающаяся на крючке или извивающаяся на песке, корчится от боли, а не от чего другого! Ну, так как же? Белые ризы поэтического созерцания, которыми мы облекаемся в буколические часы сидения с удочкой, — не забрызгиваются ли они до омерзения кровью, слизью, внутренностями живых существ, тех самых, которые резвились в прозрачной воде и могли бы жить и дальше, если бы не наша, с позволения сказать, любовь к природе?

       Встречаются еще рассуждения такого рода: в животном мире все основано на взаимопожирании, с какой же стати человеку быть исключением? Что среди животных на взаимопожирании основано все — это ложь. Или мало животных, питающихся растительной пищей?..

Разве мало среди природы совершенно безобидных существ, даже физически не приспособленных к мясной пище? Главное же — как под человеческим черепом смеет вообще шевелиться мысль, будто нравы животных могут нам служить образцом поведения? А если наших охотников восхищает «мужественность» в поведении хищников (кстати, это не столько «мужественность», сколько просто уверенность в своей физической силе и безнаказанности), то почему же не подражать этому хищнику, например, волку, и в другом — ну, скажем, в растерзывании раненого или ослабевшего члена собственной стаи?

       Да и на каком основании останавливаться в своем подражательстве именно на хищных млекопитающих? Почему бы не взять за образец еще более разительные обычаи, — например, те, что царят у пауков: ведь там самец пожирается самкой сразу же после оплодотворения? Думаю, что эта блестящая идея не приходит в голову нашим апологетам «звериного начала» лишь потому, что они, как правило, принадлежат к мужской половине человеческого рода. Если бы у пауков самку пожирал бы после родов самец, уж нашлись бы, вероятно, среди нас адепты столь мужественного образа действия…

      Я еще не затрагиваю принципиального вопроса о том, могут ли естественные науки обходиться без опытов на «живом материале». Но даже если бы эти опыты были печальной необходимостью, где же аргументы в пользу того, чтобы к ним приучать всех детей школьного возраста? Из этих детей не более 20 процентов изберут какую-либо естественнонаучную или медицинскую специальность.

Ради чего же глушить элементарное чувство жалости, калечить самые основы совести у остальных 80 процентов? Ради какого еще выдуманного «блага человечества» уничтожать лишние десятки и сотни тысяч подопытных животных? Для чего и зачем, по какому, наконец, праву уроки естествознания в школе превращать в уроки убийства и мучительства бессловесных? Как будто нельзя заменить эту кровавую кухню диапозитивами, моделями, муляжами! А если идти по старой дороге, то ведь, сказав А надо говорить и Б. Коли принять к руководству наглядный метод обучения, то почему бы учителю истории, рассказывающему об инквизиции, не устроить поучительную инсценировку, чтобы доходчиво растолковать ребятам, как применялись испанские сапоги, гаррота, дыба и прочие достижения науки и техники того времени?

Охота — пуще неволи,

НОВОСТИ

Букмекерская контора Villabet

2016-09-27

1035

Среди большого разнообразия букмекерских контор очень трудно найти достойный вариант, особенно, когда вы новичок в этом деле.

Лазерная коррекция зрения: ласик

2016-09-25

949

Методика ласик появилась почти 30 лет назад. Она является самой популярной методике в мире для коррекции зрения.

Читайте также:  Почему парень не пишет первый? причины, пояснения, смысл ситуации

Преимущества онлайн-казино для дома

2016-08-21

1033

Почему многим так нравится проводить время в игорных домах? Понятно, что они азартные, и игры являются их пристрастием, но можно ли чем-то заменить казино? Какие же существуют альтернативы им?

Попробуйте самые вкусные блюда тайской кухни

2015-12-25

5022

Слетать в Таиланд и не попробовать блюд тайской кухни, которая известна по всему миру, будет ошибкой! Начнём с того, что кухня эта неимоверно вкусна. Кроме того, это интереснейшая часть культуры народа, которая требует изучения. Конечно, нельзя её игнорировать. Рассмотрим несколько блюд, которые предлагает паназиатская кухня, тех самых, которые следует попробовать каждому.

Лишний вес и обоняние

2014-10-06

145013

Как выяснилось, люди с лишним весом обладают замечательным нюхом, они могут различить аромат любого ингредиента в любимом блюде.

Источник: http://xn—-7sbneo0a4bi.xn--p1ai/vegetarianstvo/ohota_puwe_nevoli/

Значение поговорки – От добра добра не ищут, отзвонил — да и с колокольни долой, охота пуще неволи, пан или пропал

Отзвонил — да и с колокольни долой

“Колокольня” — башня с колоколами на здании церкви или рядом с церковью. Звонят в колокола специальные церковные служители, звонари.

Говорится о безразличном отношении к результатам труда, когда, закончив дело, к нему больше не возвращаются, перестают о нём думать, беспокоиться.

Примеры из литературы: 1) — Мы благодарим вас именно за особенное отношение к своим обязанностям, а не за обычное, формальное: отзвонил — и с колокольни долой (В. Вересаев, “На повороте”);

2) — Венчать в среду можно, — ласково и нежно заговорил Сушило, поглаживая бороду. — Чем скорее, тем лучше.. Отзвонил—да с колокольни долой (Мельников-Печерский, “В лесах”).

Охота пуще неволи

“Охота” — желание, стремление, склонность к чему-либо. “Пуще” — больше, сильнее. “Неволя” — здесь: принуждение, необходимость.

Говорится, когда добровольно и охотно берутся за что-нибудь сложное, трудное, за что другой не взялся бы или делал бы только по обязанности. Примеры из литературы: 1) — И сколько же времени вы затратили, молодой человек, на эту корзину грибов?..

— Сколько времени? Брожу с утра.. В старину не зря говорили: охота пуще неволи. Это останется истиной для всех поколений (Г. Марков, “Соль земли”);

2) “Охота пуще неволи”, — шутили рабочие над учёным, не расстающимся с лопатой (Р. Пересветов, “Тайны выцветших строк”).

Пан или пропал или Либо пан, либо пропал

“Пан” — здесь: господин, помещик, барин, хозяин.
Смысл: будь что будет (если дело, связанное с риском, удастся, то человек будет хозяином положения, если не удастся, то всё рухнет, пропадёт).

Говорится с намерением рискнуть, когда решается судьба в тяжёлом или опасном деле: или большой успех или полный провал. Примеры из литературы: 1) — Я определённо решил: пан или пропал. Человек я бедный.. Вот я и рискнул (В. Саянов, “Небо и земля”); 2) Я приехал решить окончательно свою судьбу.

Пан, мол, или пропал… Всё зависело от этого вечера (А. Чехов, “Пропащее дело”); 3) Ольга Олеговна могла во всеуслышание произнести то, о чём все осмеливались лишь шептаться по углам, заклеймить подхалимов, обличить зарвавшихся, не считаясь ни с их властью, ни с их авторитетом.

Она всегда шла напролом — пан или пропал — и почти всегда выходила победителем (В. Тендряков, “Ночь после выпуска”);

4) Что же помогает Нелли Ким в любую бурю и грозу сохранять крепкие нервы и ясную голову? Всё та же, очевидно, её весёлая вера в судьбу: “Была — не была, пан или пропал”, — говорит она себе, и чаще выходит, что “пан” (Журнал “Советский спорт”, 21 мая 1976).

Похожие страницы:

1. Сядем рядком да поговорим ладком
2. Старый друг лучше новых двух
3. Снявши голову, по волосам не плачут
4. Слово не воробей, вылетит – не поймаешь
5. С миру по нитке — голому рубаха

На Главную

Источник: http://www.kraeved-samara.ru/archives/2681

Охота пуще неволи

ПодробностиКатегория: Лев Толстой

Мы были на охоте за медведями. Товарищу пришлось стрелять по медведю; он ранил его, да в мягкое место. Осталось немного крови на снегу, а медведь ушёл.Мы сошлись в лесу и стали судить, как нам быть: идти ли теперь отыскивать этого медведя, или подождать три дня, пока медведь уляжется.

Стали мы спрашивать мужиков-медвежатников, можно или нельзя обойти теперь этого медведя? Старик-медвежатник говорит:— Нельзя, надо медведю дать остепениться; дней через пять обойти можно, а теперь за ним ходить — только напугаешь, он и не ляжет.А молодой мужик-медвежатник спорил со стариком и говорил, что обойти теперь можно.

— По этому снегу, — говорит, — медведь далеко не уйдёт, — медведь жирный. Он нынче же ляжет. А не ляжет, так я его на лыжах догоню.И товарищ мой тоже не хотел теперь обходить и советовал подождать.Я и говорю:— Да что спорить. Вы делайте, как хотите, а я пойду с Демьяном по следу.

Обойдём — хорошо, не обойдём — всё равно делать нынче нечего, а ещё не поздно.Так и сделали.Товарищи пошли к саням да в деревню, а мы с Демьяном взяли с собой хлеба и остались в лесу.Как ушли все от нас, мы с Демьяном осмотрели ружья, подоткнули шубы за пояса и пошли по следу.Погода была хорошая: морозно и тихо.

Но ходьба на лыжах была трудная: снег был глубокий и праховый. Осадки снега в лесу не было, да ещё снежок выпал накануне, так что лыжи уходили в снег на четверть, а где и больше.Медвежий след издалека был виден. Видно было, как шёл медведь, как местами по брюхо проваливался и выворачивал снег.

Мы шли сначала в виду от следа, крупным лесом; а потом, как пошёл след в мелкий ельник, Демьян остановился.

— Надо, — говорит, — бросать след. Должно быть, здесь ляжет. Присаживаться стал — на снегу видно. Пойдём прочь от следа и круг дадим. Только тише надо, не кричать, не кашлять, а то спугнёшь.

Пошли мы прочь от следа, влево. Прошли шагов пятьсот, глядим — след медвежий опять перед нами. Пошли мы опять по следу, и вывел нас этот след на дорогу. Остановились мы на дороге и стали рассматривать, в какую сторону пошёл медведь.

Кое-где по дороге видно было, как всю лапу с пальцами отпечатал медведь, а кое-где — как в лаптях мужик ступал по дороге. Видно, что пошёл он к деревне.Пошли мы по дороге. Демьян и говорит:— Теперь смотреть нечего на дорогу; где сойдёт с дороги вправо или влево, видно будет в снегу. Где-нибудь своротит, не пойдёт же в деревню.

Прошли мы так по дороге с версту; видим впереди — след с дороги. Посмотрели — что за чудо! След медвежий, да не с дороги в лес, а из лесу на дорогу идёт: пальцами к дороге. Я говорю:— Это другой медведь.Демьян посмотрел, подумал.— Нет, — говорит, — это он самый, только обманывать начал. Он задом с дороги сошёл.Пошли мы по следу, так и есть.

Видно, медведь прошёл с дороги шагов десять задом, зашёл за сосну, повернулся и пошёл прямо. Демьян остановился и говорит:— Теперь верно обойдём. Больше ему и лечь негде, как в этом болоте. Пойдём в обход.Пошли мы в обход, по частому ельнику. Я уж уморился, да и труднее стало ехать.

То на куст можжевелевый наедешь, зацепишь, то промеж ног ёлочка подвернётся, то лыжа свернётся без привычки, то на пень, то на колоду наедешь под снегом. Стал я уж уставать. Снял я шубу, и пот с меня так и льёт. А Демьян как на лодке плывёт. Точно сами под ним лыжи ходят. Ни зацепит нигде, ни свернётся.

И мою шубу ещё себе за плечи перекинул и всё меня понукает.Дали мы круг версты в три, обошли болото. Я уже отставать стал, — лыжи сворачиваются, ноги путаются. Остановился вдруг впереди меня Демьян и машет рукой. Я подошёл. Демьян пригнулся, шепчет и показывает:— Видишь, сорока над ломом щекочет; птица издалече его дух слышит. Это он.

Взяли мы прочь, прошли ещё с версту и нашли опять на старый след. Так что мы кругом обошли медведя, и он в середине нашего обхода остался. Остановились мы. Я и шапку снял, и расстегнулся весь: жарко мне, как в бане, весь, как мышь, мокрый. И Демьян раскраснелся, рукавом утирается.

— Ну, — говорит, — барин, дело сделали, теперь отдохнуть надо.

А уж заря сквозь лес краснеться стала. Сели мы на лыжи отдыхать. Достали хлеб из мешка и соль; поел я сначала снегу, а потом хлеба. И такой мне хлеб вкусный показался, что я в жизнь такого не ел. Посидели мы; уж и смеркаться стало. Я спросил Демьяна, далеко ли до деревни.— Да вёрст двенадцать будет. Дойдём ночью, а теперь отдохнуть надо.

Надевай-ка шубу, барин, а то остудишься.Наломал Демьян ветвей еловых, обил снег, настлал кровать, и легли мы с ним рядышком, руки под головы подложили. И сам не помню я, как заснул. Проснулся я часа через два. Треснуло что-то.Я так крепко спал, что и забыл, где я заснул.

Оглянулся я — что за чудо! Где я? Палаты какие-то белые надо мной, и столбы белые, и на всём блёстки блестят. Глянул вверх — разводы белые, а промеж разводов свод какой-то воронёный, и огни разноцветные горят. Огляделся я, вспомнил, что мы в лесу и что это деревья в снегу и в инее мне за палаты показались, а огни — это звёзды на небе промеж сучьев дрожат.

В ночь иней выпал: и на сучьях иней, и на шубе моей иней, и Демьян весь под инеем, и сыплется сверху иней. Разбудил я Демьяна. Стали мы на лыжи и пошли. Тихо в лесу; только слышно, как мы лыжами по мягкому снегу посовываем, да кое-где треснет дерево от мороза, и по всему лесу гол к раздаётся. Один раз только живое что-то зашумело близёхонько от нас и прочь побежало.

Я так и думал, что медведь. Подошли к тому месту, откуда зашумело, увидали следы заячьи, и осинки обглоданы. Это зайцы кормились.

Вышли мы на дорогу, привязали лыжи за собой и пошли по дороге. Идти легко стало. Лыжи сзади по накатанной дороге раскатываются, громыхают, снежок под сапогами поскрипывает, холодный иней на лицо, как пушок, липнет. А звёзды вдоль по сучьям точно навстречу бегут, засветятся, потухнут — точно всё небо ходуном ходит.

Товарищ спал — я разбудил его. Мы рассказали, как обошли медведя, и велели хозяину к утру собрать загонщиков-мужиков. Поужинали и легли спать.Я бы с усталости проспал до обеда, да товарищ разбудил меня. Вскочил я, смотрю: товарищ уж одет, с ружьём что-то возится.— А где Демьян?— Он уже давно в лесу. Уж и обклад проверил, сюда прибегал; а теперь повёл загонщиков заводить.

Умылся я, оделся, зарядил свои ружья; сели в сани, поехали.

Источник: http://www.PlanetaSkazok.ru/ltolstoyskz/okhotapushchenevolitolstoyl

та, что пуще неволи, 5 букв, сканворд

та, что пуще неволи

Альтернативные описания

• добывание диких зверей и дичи, служащих источником пушного сырья, мяса, пуха, пера, рогов и других продуктов потребления. Наиболее ценная часть продукции охоты — пушнина. Охота как спорт пользуется большим распространением в России

• каким занятием с 10 лет закалял себя будущий великий завоеватель Тимур

• любимое занятие древнеримской богини Дианы

• она пуще неволи

• поиски, выслеживания зверей, птиц с целью умерщвления или ловли

• произведение Р. Шекли

• промысел на зверей, птиц

• пушной промысел

• развлечение, в котором знал толк Леонид Брежнев

• река на Дальнем Востоке

• синоним сафари

• убийство ради азарта

• пуще неволи

• фильма Джоэла Шумахера «… на Веронику»

• фильм Гора Вербински «Мышиная …»

• фильм Майкла Крайтона «… на роботов»

• роман японского писателя Харуки Мураками «… на овец»

• забава в лесу

• роман американского писателя Торма Клэнси «… за «Красным октябрем»

• телесериал «… на изюбря»

• поэма итальянского писателя Дж. Боккаччо «… Дианы»

Читайте также:  Что значит лучшее враг хорошего? как понять лучшее враг хорошего?

• симфоническое произведение французского композитора Ж. Бизе «Фантастическая …»

• фильм Вадима Абдрашитова «… на лис»

• альбом Владимира Высоцкого «… на волков»

• картина французского художника Эжена Делакруа «… на львов»

• картина французского художника Ж. Удри «… на оленя»

• первая из «национальных киноособенностей»

• убийство с азартом

• утиная в песне Александра Розенбаума

• мужская альтернатива рыбалке

• чем заведовал ясельничий?

• разрешенное убийство

• хобби с ружьем

• борьба с братьями нашими меньшими

• звероловство

• лицензионное убийство зверя

• фильм «… на Золушку»

• желание

• произведние польского писателя С. Лема

• поход на кабана

• промысел, лов

• мужское развлечение

• стрельба по уткам

• «царская …», Виктюк

• хочется!

• бег за лосем

• любимый отдых Брежнева

• желание (разг.)

• забава с борзыми

• хобби Брежнева

• калидонская …

• и псовая, и соколиная

• древнейший промысел

• лицензионное убийство

• тяготение

• занятие для борзой и легавой

• огнестрельное хобби

• с ружьем за зверьем

• огнестрельный досуг

• огнестрельный вариант рыбалки

• травля зверя

• убийственная «любовь» к фауне

• желание побродить с ружьем по лесу

• хобби, рифмующееся с болотом

• выслеживание зверей

• прогулка по лесу с ружьем

• промысел

• желание побегать с ружьем за зверем

• ходка с двустволкой

• хищный способ добычи еды

• утиная в песне Розенбаума

• дело промысловика

• промысел с особенностью

• добыча братьев наших меньших

• добыча дичи

• любимое занятие Шарика

• промысел зверей

• род крепкого пива

• истребление зверья как хобби

• «а мне летать, а мне летать …!»

• поход на медведя

• добыча зверя

• хобби, рифмующееся с пехотой

• Добыча дичи

• Что ''пуще неволи''?

• Промысел

• Добыча диких зверей и птиц

• Желание, стремление

• «А мне летать, а мне летать …!»

• «царская …», Виктюк

• альбом Владимира Высоцкого «… на волков»

• ж. состоянье человека, который что-либо хочет; хотенье, желанье, наклонность или стремленье, своя воля, добрая воля; страсть, слепая любовь к занятию, забаве; ловля, травля и стрельба диких животных, как промысел и как забава; полеванье, лесованье, лешня, полешня. Мне охота гулять, купаться, хочется, хотелось бы.

Что тебе за охота с ним связываться! Охота пуще неволи, своя страсть неволит. Была бы охота: найдем доброхота! Голуби моя охота, люблю водить их. Неохота мне теперь одеваться. Коли нет охоты, не ходи. Его разорила охота, все редкия книги скупал. Он охоту держит; мы охоту перевели, собак, борзых и гончих. Охота не работа. Поедем на охоту. Промышлять охотой.

Когда на охоту (на полешню) ехать, тогда и собак кормить! не вовремя. Отдайся охоте, будешь в неволе. Охота ружейная, псарная или соколиная. Тут охотишка дрянная, нет дичи. Не выучишь (кого) охотой не выучишь и неволей. Не выучит охота (своя), выучит неволя, нужда. Не выучит школа, выучит охота. Школа вымучит, охота выучит. Без охоты и человпк болвань (не знающий забавы).

Не довольство, а охота человека тешит. Охота (охоту) тешить не беда платить. на пяточках можно наплясаться, была бы охота (о тесноте). Работай до поту, так и поешь в охот(к)у. Первую (рюмку) перхотою, а третью охотою. молоду в охоту, под старость в неволю. молоду охотой, под старость перхотой. Охота смертная, да участь горькая. Голодному Федоту и щи в охоту.

Тони, кому охота, а мы на песочек! Охоту держать дом разорять. Охота природа человека. Охота веселье. Борьба а охота похвальбу любят. Охотка: охотка-то есть сладко съесть, да мордочка коротка (Наумов). Охотный услужник, охотливый, доброхотный, радушный, готовый. Охотная услуга. Охотный ряд, где торгуют дичью и живою птицей, дворовою и певчею. Он охотлив на мену, податлив.

это охотно сделаю. Охотность, охотливость, свойство по прилаг. Охочий к чему или до чего, охотливый, имеющий охоту, любящий что. Охочему все в охоту. Он охоч до чужих обедов. На охочего рабочего дело найдется. Кто до денег охоч, тотне спит и ночь. Охоч ездить в гости, да не на чем (или: да никто не зовет). Зуй до воды охоч, а плавать не умеет.

Охотить кого к чему, приохачивать, заохотить, поселять охоту. Он охотит, новг. пск. вят. охотится. -ся, показывать охоту к чему, напрашиваться, вызываться; желать, хотеть чего. Он охотится в солдаты. на службу не охочусь, а как Бог приведет. *Охотиться в чужих дачах, волочиться. Охотиться, ходить на охоту, полевать, лесовать. Заяц трус, и тот охотиться любит (на капустку).

Взохотился брать на службу. Поохотился (полюя) до беды. Товарищи заохотили его к грамоте. Наохотились (полюя) вдоволь. Отохотились, кончили; поохотились немного. Приохотить к ученью. Проохотились целый день. Разохотились дети кататься. Охотник, -ница до чего, или делать что, любитель, у кого охота к чему, наклонность, любовь, страсть. Он охотник до лошадей. Не охотница я до споров.

охотник ходить, охоч до ходьбы. Этой вещи, на охотника, и цены нет. Ложь на охотника, а не любо не слушай. Идущий на что по вызову, добровольно. Поставить, нанять за себя охотника, подставного рекрута, наемщика, наймита, сына. Охотников на приступ вызывают. Ловец, ловчий, стрелок, лесник, полевщик, кто стреляет дичь, по промыслу или для забавы.

Он охотник, занимается охотой, стрельбой, любит ее. Вор-охотник, обловщик. Охотников, лично ему принадлежащ. Охотничий, -нический, им свойственый. Охотничьи припасы, приемы, обычаи. Охотствовать, желать. Вы, кажется, не охотствуете, Тург

• картина французского художника Ж. Удри «… на оленя»

• картина французского художника Эжена Делакруа «… на львов»

• первая из «национальных киноособенностей»

• поэма итальянского писателя Дж. Боккаччо «… Дианы»

• роман американского писателя Торма Клэнси «… за «Красным октябрем»

• роман японского писателя Харуки Мураками «… на овец»

• симфоническое произведение французского композитора Ж. Бизе «Фантастическая …»

• телесериал «… на изюбря»

• убийственная «любовь» к фауне

• фильм «… на Золушку»

• фильм Вадима Абдрашитова «… на лис»

• фильм Гора Вербински «Мышиная …»

• фильм Майкла Крайтона «… на роботов»

• фильма Джоэла Шумахера «… на Веронику»

• хочется

• чем заведовал ясельничий

Источник: http://scanwordhelper.ru/word/43811/0/192278

Охота пуще неволи

решил почистить черновики

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ 1

Пошли на медведя два охотника — старый и молодой. Старый говорит: — Ванятка, давай пошеруди в берлоге, медведь проснеться и я ему отстрелю правое яйцо. Я стреляю хорошо. Ванятка пошерудил и наутек.

Старый бабах из ружья — у медведя нет правого яйца. Медведь взревел и за ними. Эти двое удирая, залезают на дерево. Старый залез первым повыше и говорит: — Ванятка, отвлеки его, я ему сейчас и левое яйцо отстрелю.

На что Ванятка отвечает:

— Слышь, старый, стреляй ему в лоб, мне кажется, что он нас не е… ать лезет.

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ 2 Охотник приходит к берлоге медведя, вскидывает ружье и нажимает курок… Осечка. Медведь хватает охотника в охапку: — Съесть или изнасиловать? — Изнасиловать, — хрипит охотник. Потом он в ярости прибегает домой, хватает автомат и снова бежит к берлоге. Вскидывает автомат и… снова осечка.

Медведь отшвыривает автомат в сторону, рычит: — Разорвать или изнасиловать? — Изнасиловать, — хрипит охотник. продолжение 2 похожих варианта 1 вариант Потом охотник снова бросается домой, обвешивается гранатами. Подбежав к берлоге, забрасывает ее гранатами и полностью разносит на части.

В это время кто-то кладет лапу ему на плечо и, когда охотник оглядывается, медведь говорит:

— Я знал, что тебе это понравится!

2 вариант Совсем злой мужик возвращается домой, берет гранаты, пулемет возвращается к берлоге закидывает гранатами, расстреливает из пулемета. Залазит опять, а там в дыму сидит медведь и удивленно спрашивает:

— Мужик я понять не могу ты охотник или пи%арас?

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ 3 Жительница многоэтажки видит как в её дворе дикий медведь залез на дерево. Ну она в шоке звонит в милицию, просит чтобы прислали специалиста по таким делам. Через час звонок в дверь, она открывает, на пороге стоит мужик с ружьём и собакой на поводке.

Мужик: — День добрый, меня Михаил зовут, а это пес Кефирчик, вот вам ружьё, встаньте с ним у окна, а я за медведем на дерево полезу. Я его с дерева скину, а Кефирчик его за яйца схватит и отволочёт в зоопарк.

Тётенька: — А ружьё мне зачем тогда? Мужик: — Это на случай того если я упаду с дерева. Тётенька: — ???

Мужик: — Сразу стреляйте в Кефирчика.

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ 4

Охотник собрался на охоту в тайгу, местности не знает, берёт с собой проводника из местных. Идут они по тайге — проводник спереди, прорубает проход в зарослях топором с длинным топорищем, охотник идёт следом за ним с ружьём, в спину дышит.

Хлоп! Из чащи навстречу выскакивает медведь! Проводник замер с поднятыи топором, медведь тоже остановился. Проводник, не оборачиваясь, говорит охотнику вполголоса: — Иди сюда… Сзади тишина.

Он снова повторяет: — Иди сюда! Сзади опять тишина, он в третий раз аж шипит, захлёбываясь слюной: — Иди сюда, б***ь! Сзади раздаётся голос охотника на полтона тише:

— Нах*й ты, мудак, его зовёшь…

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ 5 Собрались молодые охотники на охоту на медведя. Опытный егерь инструктирует их перед началом:

— Хорошо. Единственное, когда увидите медведя, а ружьё не выстрелит, нужно отходить так: шаг вправо, шаг назад, шаг влево, шаг назад и т. д.

Охотники в шоке: — А чего так? — Чтобы в дерьмо не наступить… — а Откуда дерьмо?

— Не волнуйтесь, дерьма будет много

Источник: http://www.inpearls.ru/705478

Толстой Охота пуще неволи (стр. 2 из 2)

Приподнял он голову, прижал уши, осклабился и прямо ко мне. Хватился я за другое ружьё; но только взялся рукой, уж он налетел на меня, сбил с ног в снег и перескочил через. «Ну, ‑ думаю, ‑ хорошо, что он бросил меня». Стал я подниматься, слышу ‑ давит меня что‑то, не пускает.

Он с налёту не удержался, перескочил через меня, да повернулся передом назад и навалился на меня всею грудью. Слышу я, лежит на мне тяжёлое, слышу тёплое над лицом и слышу, забирает он в пасть всё лицо моё. Нос мой уж у него во рту, и чую я жарко, и кровью от него пахнет. Надавил он меня лапами за плечи, и не могу я шевельнуться.

Только подгибаю голову к груди, из пасти нос и глаза выворачиваю. А он норовит как раз в глаза и нос зацепить. Слышу: зацепил он зубами, верхней челюстью в лоб под волосами, а нижней челюстью в маслак под глазами, стиснул зубы, начал давить. Как ножами режут мне голову; боюсь я, выдёргиваюсь, а он торопится и как собака грызёт ‑ жамкнет, жамкнет.

Я вывернусь, он опять забирает. «Ну, ‑ думаю, ‑ конец мой пришёл». Слышу: вдруг полегчало на мне. Смотрю ‑ нет его: соскочил он с меня и убежал.

Когда товарищ и Демьян увидали, что медведь сбил меня в снег и грызёт, они бросились ко мне. Товарищ хотел поскорее поспеть, да ошибся; вместо того чтобы бежать по протоптанной дорожке, он побежал целиком и упал. Пока он выкарабкивался из снега, медведь всё грыз меня. А Демьян, как был, без ружья, с одной хворостиной, пустился по дорожке, сам кричит:

‑ Барина заел! Барина заел! ‑ Сам бежит и кричит на медведя: ‑ Ах ты, баламутный! Что делает! Брось! Брось!

Послушался медведь, бросил меня и побежал. Когда я поднялся, на снегу крови было, точно барана зарезали, и над глазами лохмотьями висело мясо, а сгоряча больно не было.

Прибежал товарищ, собрался народ, смотрят мою рану, снегом примачивают. А я забыл про рану, спрашиваю:

‑ Где медведь, куда ушёл?

Вдруг слышим:

‑ Вот он! вот он!

Видим: медведь бежит опять к нам. Схватились мы за ружья, да не поспел никто выстрелить ‑ уж он пробежал. Медведь остервенел ‑ хотелось ему ещё погрызть, да увидал, что народу много, испугался. По следу мы увидели, что из медвежьей головы идёт кровь; хотели идти догонять, но у меня разболелась голова, и поехали в город к доктору.

Доктор зашил мне раны шёлком, и они стали заживать.

Через месяц мы поехали опять на этого медведя; но мне не удалось добить его. Медведь не выходил из обклада, а всё ходил кругом и ревел страшным голосом. Демьян добил его. У медведя этого моим выстрелом была перебита нижняя челюсть выбит зуб.

Медведь этот был очень велик, и на нём прекрасная чёрная шкура.

Я сделал из неё чучелу, и она лежит у меня в горнице. Раны у меня на лбу зажили, так что только чуть‑чуть видно, где они были.

Источник: http://MirZnanii.com/a/359151-2/tolstoy-okhota-pushche-nevoli-2

Ссылка на основную публикацию