Кто сказал дьявол кроется в деталях? происхождение и значение выражения

Павел Новицкий

Кто сказал Дьявол кроется в деталях? Происхождение и значение выражения

26 августа 2015, 19:46

Как я уже раньше замечал, запрос о дьяволе, который в деталях, привлекает энное количество людей. Только находят они малость не то 🙂

Распространённая трактовка идиомы «дьявол кроется в деталях» («дьявол скрыт в мелочах», «the devil is in the details») — в любом плане есть пара мелочей на которые стоит обратить внимание, иначе, в дальнейшем, проблем не оберёшься. Так же, как вариант, — при реализации плана недосмотр в, казалось бы, незначительных местах может привести к краху.

Моя любимая Википедия (на которую, говорят, ссылаться стало моветоном) говорит так:

Идиома «Дьявол кроется в деталях» говорит о некой непредусмотренной планированием мелоче, и восходит к «Бог в деталях» («Бог в мелочах»), выражающую идею что любое дело должно быть сделано тщательно (любая деталь имеет значение).

Авторство выражения «Бог в мелочах» приписывается разным людям. The New York Times в некрологе от 1969 года связвает эту фразу с архитектором немецкого происхождения Людвигом Мис ван дер Роэ (Ludwig Mies van der Rohe (1886–1969)). На данный момент уже общепризнано, что авторство принадлежит не ему.

Часто это выражение упоминается у немецкого историка искусства Аби Варбурга (Aby Warburg (1866–1929)). Хотя, биограф Варбурга Эрнст Гомбрих (Ernst Hans Gombrich) сомневается в авторстве.

Ранняя форма «Le bon Dieu est dans le détail» (хороший Бог в деталях) приписывается Густаву Флоберу (1821–1880).

«Знакомые Цитаты Бартлетта» («Bartlett's Familiar Quotations») отмечают это выражение как анонимное.

Google Ngram Viewer (забавный сервис, не знал о нём) утверждает, что фраза «the devil is in the details» не появляется в коллекции до 1975 года. В Google Books фраза упоминается в книге 1969 года как уже устойчивое выражение.

Иногда встречаются модификации: «Управление в деталях», «Правда в деталях».

Так же Уильям Сафир (William Safire (1929–2009) упоминает эту фразу в статье для The New York Times (30 июля 1989 г.) и цитирует редактора «Знакомых Цитат Бартлетта»: «Нам до сих пор не ясно с „Бог (или дьявол) кроется в деталях“.

Мы знаем что Мис ван дер Роэ использовал её обсуждая архитектуру; предполагается авторство Флобера, но до сих пор не найдено подтверждение в его записях.

Мне кажется, это мог сказать Джон Рёскин (John Ruskin), фраза как раз в стиле его высказываний о качестве исполнения, но для подтверждения нам всё так же не хватает цитатат».

Источник: http://pavel-novitsky.com/the-devil-in-the-details-meaning.html

Дьявол в деталях, но Бог в идеях

Данный текст является черновиком. Критика приветствуется
—————————————————————————-
Известная английская пословица гласит, что «дьявол в деталях», «The Devil is in the detail».

Я думаю, что здесь понятие «дьявол» близко к его еврейскому источнику – «Сатан», т.е. мешающий, и если в деталях что-то неправильно или не соответствует, то это мешает всей идее продвигаться.

Это, конечно, действительно так, и многие критики упрекали меня за то, что у меня в тех примерах, которые я привожу, бывают неправильности в деталях.

Но повторяя эту поговорку много раз, мы упускаем ее противоположный аспект — что при этом «Бог в идеях», в сущностях, в том главном содержании, которое имеется. И поэтому нужно научиться отделять дьявола деталей от Бога сущностей.

Хороший пример этому дает нам недельный раздел Толдот, когда Ицхак дал своему сыну Яакову важнейшее благословение, — несмотря на то, что в деталях всё не соответствовало правильности. Голос был Яакова, руки были Эсава (Быт. …), и ситуация вообще была непонятной.

Я совсем, конечно, не хочу сказать, что детали не важны или что они не могут мешать. Очень даже могут. И конечно, нужно стремиться, по возможности, не допускать ошибок и правильно уточнять все детали.

Но может оказаться, что если слишком много обращать внимания на детали, то процесс осмысления сущности будет просто заблокирован.

И поэтому «дьявол в деталях» не только в том смысле, что «ошибки в деталях мешают продвижению идей», — но и в том, что если мы будем слишком сильно обращать внимание на все детали, то это и будет для нас тем дьяволом, который «Сатан», «мешающий», который может остановить все наше продвижение.

Поэтому здесь нужна динамичная позиция: с одной стороны, уметь продвигаться, не обращая внимания на несоответствие деталей, а с другой – после этого постараться эти детали исправить.

Это соотношение сущности и деталей применимо, наверное, также и к Государству Израиль, к его религиозному осмыслению.

В этом смысле религиозные сионисты – это те, кто смотрит на сущность государства, на его соответствие библейским пророчествам и на величие нашего возвращения в свою землю, из которой мы были изгнаны две тысячи назад.

Создание Израиля — это процесс, совершенно немыслимый ни для одного народа мира и случившийся прямо с нами, здесь, сейчас, всего один раз за всю историю человечества. Религиозные сионисты находятся здесь на стороне Бога.

Противоположная же религиозная позиция, Нетурей Карта и Сатмарские хасиды, находится здесь, сорри, на позиции дьявола. Потому что вся их работа – это пытаться затормозить процесс, приковывая наше внимание к недостаткам, — на то, что Бог, видите ли, не изволил сделать наше возвращение в Сион так, как им хотелось бы, и сделал так, что сионизм был построен нерелигиозными людьми, не соблюдавшими субботу и кашрут.

Это не значит, кстати, что критика Израиля невозможна или не нужна. Разумеется, очень даже возможна. Но при этом нужно отделять здесь Бога от дьявола, отделять великую сущность нашего возвращения в Страну Израиля от относительно мелких недоработок, которые есть в этом процессе.

Аналогичная ситуация возникает вообще, когда мы смотрим на другие воззрения, идеологии и взгляды. Мы должны научиться отделять их позитивную сущность от их неправильных деталей, т.е.

Божественную искру, которая есть во всякой честной и морально обоснованной идеологии, от скорлупы внешних деклараций, которые, с духовной точки зрения, паразитируют на этой искре.

Такое отделение искр Бога от скорлупы дьявола – это творческий процесс, который важен при всяком нашем взаимодействии с окружающим миром.

***

Отметим также, что в рассказе у Элиэзера в разделе Хайей Сара, когда Элиэзер берет жену для Ицхака, как раз для Лавана и Бетуэля важно совпадение мелочей, именно деталей: как он сказал, так и произошло. А по сущности, на самом деле, никакого совпадения деталей нет, а есть совпадение идей.

И для настоящего выбора Ривки важно именно совпадение идеи, а для Лавана и Бетуэля важно именно совпадение деталей.  И здесь мы опять видим это противопоставление.

Элиэзер, хотя и не был сам уровнем Авраама, конечно, это чувствовал и тоже смог пренебречь деталями, хотя и понимал, что для посторонних именно детали и являются существенными.

Т.е. мы можем, конечно, такое вывести. Что для убеждения внешних людей детали очень существенны. Это верно, есть такое дело. И поэтому надо уметь делать так, чтобы детали все были проверены и совпадали. Совершенно верно, для внешних людей это необходимо. Но, по сути дела, такое совпадение вовсе не обязательно.

***

Можно также отметить, что в области технологий, если ты не доберешься до деталей и не будет сделано все правильно, просто техника не будет работать. И поэтому идея недостаточна, все детали должны быть обязательно проработаны. Я совершенно согласен, но я-то работаю в области, которая называется философия.

И в области философии не совсем так. Т.е. самолет не будет летать, если в нем детали неправильные, а только идея правильна. Но философская концепция ДА будет работать, даже если детали неправильные. Просто в философии в процессе применения детали разрабатываются, то по ходу деталей они всегда сводятся потом к абсурду, сама концепция.

И поэтому, может быть, приходится ее даже заменять. Поэтому попытка в области философии доработать детали, в отличие от самолета, ведет не к тому, что концепция начинает работать, а к тому, что она перестает. Как правильно замечает, увлечение деталями может выхолащивать смысл самой концепции. Т.е.

здесь сформулирована очень правильная фраза, очень важная фраза: работает. Т.е. самолет не является истиной, самолет работает, он летает. И поскольку он летает, мы должны сделать так, чтобы он летал. Чтобы он летал, в нем должны быть правильными не только общие принципы, но и детали. Это очень важное правильно. Все до одной детали.

Если одна деталь неправильная, то одна деталь все порушит, совершенно верно.

А философия совершенно другая вещь. Концепция работает по другим признакам. Меня как раз часто обвиняют в том, что я выдвигаю незрелые концепции, которые увлекают слушателей. Но если мы идем на фразу «работает», то тогда в философии, как раз, очень часто работает вещь недетализованная.

Потому что – что такое «философия работает»? Не надо думать, что «философия работает», это охмуряет слушателей. Ничего подобного, философия – это вовсе не охмурение. Философия – это осознание окружающего мира, и вот это осознание не может быть проведено до конца. В нем есть всякие детали, которые все равно недоформализуются.

И поэтому сама природа вещей в философии, объект философии, не такой, как объект техники. Он просто по-другому устроен. Т.е. он, наоборот, не будет летать, если увлечься деталями. В отличие от самолета.

И поэтому точно так же: к самолету требование, чтобы он летал, а не требование, чтобы он был правильно собран  и отвечал теории, а требование именно, что он летал. Точно так же эта фраза «работает» не должна быть уничижительной. «Работает» – это не то, что ты охмурил и людям лапшу навесил.

А философия работает, когда она дает некоторое достаточную основу жизни. Вот это, мне кажется, очень правильный подход: что «работает» – это не ругательное слово. Работает – это именно есть то, что требуется от концепции.

***

Да, я посмотрел в Википедии и знаю, что по там написано, что сначала это было сформулировано как «Бог в деталях», а потом трансформировалось в «дьявол в деталях».

Но ведь не случайно в обществе используется эта поговорка именно и только про дьявола — значит, наверное, именно это соответствует нашей интуиции.. Верно или нет излагает это Википедия — я не знаю. Но ИМХО это несущественно.

Да, «дьявол в деталях», именно это  и хотел сказать…

Источник: https://pinchas.livejournal.com/63039.html

Эстафета творения

?Виктор Куллэ (kulle) wrote,
2013-09-04 14:04:00Виктор Куллэ
kulle
2013-09-04 14:04:00Мяв, получил несколько личных сообщений от френдов, которые беспокоятся: куда я пропал. Докладываюсь: жив, просто сил не очень много, поэтому стараюсь внешнюю активность не проявлять.

Раз уж решился вылезти из своей берлоги, вот свеженький (сентябрьский номер “Italia”) текст об одном из замечательнейших художников ХХ века Джорджо Моранди (точнее, о природе искусства вообще).И ещё: получил горестную весть об уходе Шеймаса Хини. Попробую о нём написать — один из поистине великих поэтов нашего времени.

А пока жую сопли и переслушиваю подаренный мне многодисковый сет с его авторским чтением.

Бог или Дьявол кроется в деталях?

Гений кроется в деталях — одна из наиболее бесспорных аксиом искусствоведения. Отличие подлинного шедевра от преходящих конкурентов заключается в убедительности зафиксированного им мира. А она напрямую зависит от выпуклости и символичности деталей.

Произведение искусства может быть обращённым к современникам мощным, внятным высказыванием, но длительную жизнь ему гарантирует лишь внимание потомков — как правило, мало понимающих, каков был изначальный импульс творения. Либо — воспринимающих его с неизбежными искажениями, привнесёнными изменившейся картиной мира (или, как нынче модно говорить, «культурного контекста»).

Едва ли не идеальный пример — «Божественная комедия». Современному читателю безразличны нюансы политических баталий эпохи Данте — все эти разборки между гвельфами и гибеллинами — а текст продолжает жить.

Гремучая смесь обличительного памфлета (по злободневности для современников сравнимая разве что с «Архипелагом ГУЛАГ», либо воплощающейся в жизнь у нас на глазах антиутопией Пелевина), пронзительной любовной истории и дерзкой, на грани ереси, теологии столетия спустя обрела абсолютную самодостаточность.

Любое соприкосновение с подобными универсальными шедеврами — будь то мир Гомера, Микеланджело, Шекспира или Толстого — подобно попытке заглянуть в иное измерение. В нём всё узнаваемо, всё убедительно и достоверно, за единственным исключением — от подлинного, данного нам в ощущениях, этот мир отличен тем, что смертному суждено пребывать в нём лишь гостем.

Чтобы, рано или поздно, вернуться к опостылевшей реальности.

Если Создатель впрямь сотворил человека по Своему образу и подобию, то феномен искусства — одно из наиболее очевидных доказательств Его существования. Ибо «образ и подобие» подразумевают, помимо прочего, жажду творчества — точнее, эстафету творения.

А в обустраивании мира мелочей не бывает — всякая букашка или былинка должны обладать не меньшей достоверностью, нежели главные герои. Речь о демиургической функции искусства: если творчество есть созидание суверенного мира, то воплощённый тобой мир рано или поздно вступит в противоречие с тем, в котором ты родился. С теологической точки зрения это преступление.

Грех сатанинской гордыни, сподвигший Лукавого взбунтоваться против Создателя, обусловлен именно попыткой поставить себя на место Господа. В этом смысле всякий, всерьёз занимающийся искусством, в сущности, восстаёт на Творца всего сущего. Либо тем, что дерзает «улучшить» Его творение (читай — исправить ошибки и недочёты), либо — вовсе пытаясь создать альтернативу. Недаром для европейских романтиков образ Демона оказался столь привлекателен.

Читайте также:  Что значит косячить? как понять слово косячить? значение и смысл

Побочным филологическим подтверждением сказанному служит поговорка «Дьявол кроется в деталях», ставящая между гением и прародителем зла знак равенства. Истолковать тождество двух фразеологем поможет погружение в историю. Как ни странно, утверждение о кроющемся в деталях дьяволе имеет недавнее происхождение. Поиск первоисточника приводит к статье германо-американского архитектора-модерниста Людвига Миса ван дер Роэ, чьи работы в значительной степени определили градостроительный облик современного мира. Тут-то и начинается любопытное, ибо датированная 1959 годом статья одного из создателей «интернационального стиля» в “New York Herald Tribune” именовалась “God is in the details”. Незаметная подмена Бога Дьяволом была произведена на все лады перепевающими крылатую фразу американскими масс-медиа, адвокатами и рокерами. Что, если вдуматься, предсказуемо — “The Devil is in the details” с фонетической точки зрения вкуснее и убедительнее. Но стоит не полениться, и мы выясним, что Мис ван дер Роэ в своей статье процитировал великого француза Стендаля — не только блистательного стилиста, но и автора «Истории итальянской живописи» (1817).Предпринятый литературный экскурс возвращает нас к соотношению целого и детали в искусстве. В разные эпохи художники относились к «мелочам» по-разному. Одни считали, что всё, запечатлённое на холсте, должно стягиваться к смысловому центру, другие шли на композиционные эксперименты — так на полотне Карпаччо маленькая собачка, сидящая слева от святого Иеронима, приковывает внимание едва ли не более властно, нежели её хозяин. Проблема соотношения частного и целого — один из важнейших вопросов, над которым искусство и философия ломают голову от момента рождения. Ибо вопрос этот уходит корнями в проблему соотношения жизни и её Создателя. Либо — политкорректная поправка для агностиков и материалистов — фундаментальных принципов мироустройства.Перейдём от абстрактных умствований к конкретике. У меня есть друг, замечательный художник. Он не вписан в табель о рангах современного арт-бизнеса, с брезгливым недоумением относится к «актуальному искусству». Сидит у себя в берлоге и — изо дня в день — покрывает краской холсты. Порой они продаются, чаще — ставятся в угол либо раздариваются друзьям. Время от времени я, из лучших побуждений, пытаюсь сподвигнуть его «покрасить» что-то более востребованное публикой. Подбрасываю сюжеты. Он отмахивается: «Ты не понимаешь, всё это литература». Он может неделями работать над холстом, хотя на мой дилетантский взгляд кажется, что картина вообще не меняется. Интуитивно понимаю: человека интересуют тончайшие нюансы соотношения цветов на полотне. Наверное, это и есть живопись — в беспримесном изначальном смысле. По крайней мере, поток юных художников в мастерскую моего друга не иссякает.Не так давно он признался, что затеял цикл холстов с двухфигурной композицией. Обычно ироничный и сдержанный, горячился, объясняя: «Многофигурную любой дурак покрасит, а вот правильно соотнести одно с другим — самое сложное, высший пилотаж». И тут до меня дошло, как мы схожи: Ваш покорный точно так же бьётся над тем, чтобы нащупать свежий просодический ход в классическом размере — который в итоге будет оценен (либо вовсе незамечен) десятком коллег-стихотворцев. Во времена советского детства и отрочества это брезгливо именовалось «искусством для искусства». Полагалось занятием если не постыдным, то не очень достойным: формой эскапизма. Если не онанизма. Искусство (с большой буквы «И») считалось некой миссией, «высоким служением», а сам художник (поэт) — фигурой исключительной, едва не героической. Что казалось довольно лестным и находило весомое подтверждение в истрической реальности: от Сталина, вопрошающего Пастернака о Мандельштаме, до Папы Юлия II, насильно принудившего Микеланджело расписать потолок Сикстины. Проще говоря: «поэт в России больше, чем поэт» — а художник в Италии больше, чем художник.

Годы спустя мозги прочистила строка Иосифа Бродского: «Искусство есть искусство есть искусство». Мысль, что стремление стать «больше чем» для искусства не только излишне, но и попросту губительно, вероятно, приходит лишь с опытом. Смолоду всяк бывал заворожен «штурмом и натиском».

Но за романтической «штурмовщиной» следует похмелье, из которого на пальцах считанное число выходов. Либо смирить амбиции и «сыграть на понижение» — т.е. переквалифицироваться в потешающую, украшающую и ублажающую публику ремесленную «обслугу».

Либо попробовать себя в роли «учителя жизни», что на практике удаётся считанным единицам, а чаще чревато чудовищной карикатурой. Либо — вовсе забросить занятия искусством.

До недавнего времени я считал, что иных вариантов попросту не существует, и лишь недавно открыл для себя самый простой (и потому наименее очевидный) выход из ситуации. Помогло знакомство с творчеством итальянского художника Джорджо Моранди (1890–1964).

Данный текст — дань признательности мастеру, которого я, без малейшего преувеличения, считаю одним из самых значительных мастеров ХХ века.Перенесёмся в Италию начала минувшего столетия. Со времени объединения прошло несколько десятилетий. Итальянцев, как единой нации, пока не существует: Север и Юг относятся друг к другу с подозрительностью, и говорят едва ли не на разных языках.

Мировые денежные потоки, столетиями проходившие через банкирские дома Генуи, Флоренции и Милана, переместились в иное русло. Пальма первенства в искусстве утрачена, и даже законодателями мод стали французы.

Каждый итальянец с молоком матери сознаёт, что появился на свет в центре мировой культуры — легко ли примириться с мыслью, ты являешься лишь хранителем (если не экспонатом) заштатного провинциального музея? Пусть и очень почитаемого.

Именно поэтому удрал в 1906 году в Париж Амедео Модильяни: достижения французских импрессионистов обещали больше, чем опыт его первых учителей — художников тосканской школы «макьяоли». Модильяни и Моранди — трудно найти художников, более полярных по отношению друг к другу. И биографически: рано ушедший в легенду Модильяни — и безвылазно просидевший в родной Болонье Моранди.

И творчески: Модильяни полагал «наивысшим созданием природы» человеческое лицо и стремился «изобразить душу» — Моранди рисовал непритязательные (на первый взгляд) натюрморты, состоящие из предметов домашнего обихода. Оба начинали как скульпторы, и оба оказали формообразующее влияние на дальнейшее развитие живописи.

Но если о Модильяни — хотя бы понаслышке, из книг и фильмов — знает каждый, то имя Моранди по сей день известно крайне узкому кругу ценителей. Хотя картины его почитают за честь иметь в коллекции крупнейшие музеи (два натюрморта есть у нас в Эрмитаже), а корифеи мирового кинематографа Феллини (в «Сладкой жизни») и Антониони (в «Ночи»), воздали мастеру дань признательности и восхищения.

Причина проста — при жизни Моранди не был озабочен созданием и поддерживанием мифа о себе. В отличие от коллег по цеху, законно полагавших, что любая известность способствует продаваемости полотен, он не стремился оказаться в центре внимания, жил скромно и уединённо. Запоздалая слава настигла Моранди лишь в последние годы жизни. И тогда «выключенность» из мира обрела черты легенды.

Не менее убедительной, чем богемное (впоследствии — гламурное) бытование коллег по цеху.Краткий пунктир биографии. Моранди родился в Болонье, в семье торгового служащего. Он был одним из пяти детей: помимо рано умершего младшего брата, у Джорджо было три сестры, с которыми художник поддерживал близкие отношения на протяжении всей жизни.

Шестнадцати лет отроду юноша попробовал работать в конторе отца, но природная склонность взяла верх, и на следующий год Моранди поступил в Академию Изящных Искусств Болоньи. Первые годы он слыл едва ли не самым прилежным и многообещающим учеником, потом вступил в конфликт с собственными профессорами. Причина — поиски художественного языка.

Амплитуда их огромна: с одной стороны, Джорджо попадает под влияние только что открытых Сезанна и Анри Руссо, с другой — предпринимает поездку во Флоренцию и Ареццо, чтобы познакомиться с работами Джотто, Учелло и Мазаччо. Его одноклассниками в Академии оказываются будущие футуристы Освальдо Лицини и Северо Позатти.

Моранди ненадолго сближается с футуристами, принимает участие в их выставках в Риме и Болонье. Расплата — недовольство профессуры и выпускной балл, позволяющий работать лишь учителем рисования в начальной школе.Единственное соприкосновение Моранди с историческими событиями ХХ века — его призыв на военную службу в годы Первой Мировой.

В сражениях Джорджо не участвует, он всего лишь мирно несёт службу в расквартированном в Парме гренадёрском полку. Но месяц в армии стоит глубочайшего нервного срыва — Моранди демобилизуют по болезни. Завершается и его кратковременный роман с футуризмом — впоследствии художник уничтожил большую часть работ этого периода. Дальнейшая его жизнь лишена каких-либо значимых событий.

Моранди преподаёт рисунок в школах, а с 1930 года на четверть века становится профессором гравировального искусства в Академии. Из Болоньи он практически не выезжает — разве что проводит летние месяцы в апеннинской деревне Гриццана. Политикой не интересуется, от художественной жизни дистанцируется.

Исключением можно считать кратковременное сближение с группой «Метафизическая живопись» (“Pittura metafisica”), объединившейся в 1918 году вокруг журнала «Пластические ценности» (“Valori Plastici”). Но, хотя Моранди принимает участие в их коллективных выставках, от эстетических дискуссий, сопровождающих жизнь всякой авангардной компании, он далёк.

Основатели школы — Джорджо Де Кирико, Карло Карра и Альберто Савинио — ведут бурную богемную жизнь, публикуют теоретические работы, делят пальму первенства. Моранди рисует. Де Кирико декларирует, что целью школы является попытка «найти метафизическую грань между миром живого и неживого», вкладывает в полотна всю пропущенную через себя поэзию и философию. Моранди рисует.

Он принципиально отметает сюжетные, смысловые, «литературные» (как говорят художники) аспекты, сосредотачиваясь на тончайших нюансах сочетаний цвета и композиции. В итоге именно ему — самому неактивному и почти случайному члену группы — удаётся лучше, чем кому-либо, выразить «метафизику простых вещей».

Правда, потратив на это целую жизнь, и продвигаясь вперёд чрезвычайно медленно, постепенно, шаг за шагом.Де Кирико к тому времени возвращается в лоно академизма, Кара тоже эволюционирует к более реалистической манере, Савинио сначала сближается с сюрреалистами, а потом целиком отдаётся литературной деятельности.

А Моранди продолжает рисовать бесконечные натюрморты — словно пытаясь действительно проникнуть в «душу вещей». Для начинающих живописцев богатейшей школой мастерства может стать знакомство с его работами в хронологической последовательности.

Со временем из натюрмортов уходят характерные для «метафизической живописи» манекены, и остаётся лишь простое сочетание кухонной утвари: кофейников, чашек, бутылок. А потом и вовсе одних бутылок. Каждый последующий натюрморт, кажется, пытается сделать следующий шаг по отношению к предыдущему — решить некую локальную, но придающую смысл холсту пространственную или цветовую задачу.

Моранди один из тончайших колористов за всю историю живописи — но со временем цвет у него начинает играть едва ли не подчинённое значение. Художника интересует уже не цвет, относящийся к материальным формам, а свет. Сначала заполняющий пространство между ними, потом — излучаемый самими предметами. Людей он, кажется, не рисовал вовсе — за исключением собственного автопортрета.

Пейзажей у Моранди немного, и они призваны решать те же формальные задачи, что и натюрморты. Композиции из бутылок, составляющие львиную долю творческого его наследия, именуют «бутылями света». Хотя сам художник утверждал: «Я рисую не бутылки, я рисую соборы». Здесь мы касаемся важного нюанса. По логике, само понятие «живопись» антинонимично натюрморту.

Запечатлевая на холсте людей, животных или растения — принадлежащие миру живых — художник стремится подарить им бессмертие. Ибо дар жизни скоротечен и преходящ. Поневоле он прибегает к инструментарию неживого мира — ведь полотно или статуя, сколь бы живыми они ни казались, всё равно остаются мёртвыми холстом и красками, мрамором и бронзой.

Вековая тоска по невозможности средствами искусства достичь живой жизни воплощена в мифе о Пигмалионе.Натюрморт изображает мёртвую природу. Что, на первый взгляд, довольно бессмысленно. Некогда жанр считался маргинальным, служащим лишь украшению быта. Но в ранних натюрмортах Моранди вещи, кажется, оживают — едва ли не как в сказках Андерсена. Каждая обладает собственным характером, находится с соседями в неких таинственных отношениях. Впоследствии эта попытка «очеловечить» вещи уступает поискам в области чистых форм. Моранди признавался, что был заворожён мыслью Галилея: «Книга природа написана на языке математики, её буквами служат треугольники, окружности и другие математические фигуры, без помощи которых человеку невозможно понять её речь». В последние годы жизни мастер стремится запечатлеть уже не вещи — а как бы изнанку вещей. То, в чём заключается общность и различие между объектами живой и неживой природы.

И тут мы возвращаемся к началу рассуждения. Подобный кропотливый эксперимент требует усердия и долгого дыхания, терпения и несуетности, пристального внимания к мельчайшим деталям — тем самым, в которых заключён всё-таки не Дьявол, но Бог. Ибо человек, взваливший на себя этот труд, движим не гордыней состязания с Творцом, но смирением и благодарностью за то, что удостоился стать Его подмастерьем.

italia, статьи

Источник: https://kulle.livejournal.com/234328.html

Мир глазами hentiamenti

Мир глазами hentiamenti [Aug. 22nd, 2009|04:58 pm]Павел Костылев. Религиовед etc.
via [http://www.kulturologia.ru/blogs/120109/10554/]Добро пожаловать в мой мир.Добрый вечер, дорогие друзья. Они же коллеги, они же читатели.Последние десять-пятнадцать лет я регулярно испытывал проблемы в общении с людьми. Нет, это не то, что вы подумали (нет, и не это тоже). Дело в том, что мне обычно оказывается крайне сложно объяснить, что я в действительности думаю о себе, вас, людях вообще, обществе, мире, реальности, сознании, языке, мысли, значении, смысле, рациональности, эмоциях и чувствах, тех или иных социальных институтах.Но поскольку, как сказал дедушка Ленин в своей сточетырёхлетней давности, но всё ещё актуальной статье «Партийная организация и партийная литература», жить в обществе и быть свободным от общества нельзя, то и у меня не получается как-то серьёзно освободить себя от общества. Может быть, это и не нужно. Следовательно, нужно в этом обществе жить ;)И потому я открываю цикл постов, посвященных важным для меня аспектам моего собственного взгляда на мир. Возможно, мой взгляд, в чём-то не вполне «нормальный», а в каком-то смысле и вовсе «неадекватный», окажется кому-то интересен или полезен.1. В защиту трансдукцииНе так давно я обнаружил, что два варианта известной поговорки про Бога, дьявола, детали и мелочи, прекрасно стыкуются в кентаврическую двуговорку следующего содержания:— Бог в мелочах, а дьявол — в деталях.Есть здесь некоторые отличия [дьявол — «обезьяна Бога», а мелочи и детали — это не одно и то же], но суть её от удвоения только усиливается: мелочи и детали важны, как бы говорит поговорка. Очень важны.Но почему?Хорошо, рассмотрим наш тезис от противного. Мелочи и детали не важны. Важно что-то ещё — некое общее, то, что объединяет, идея или идеология, с конце концов — некая абстракция.Насколько я могу заметить, этот примат общего над частным может быть описан как ось тоталитарного мышления. Простой пример: я (или мы) считаю, что общее лучше (сильнее, важнее и проч.) частного. И я знаю это общее. А если Вася  П. или Федя  Т. не знают этого общего, или же не согласны со мной, им же хуже, потому что они частные. И у меня над ними должен быть примат.И в дедукции [«Все друзья Васи пьют»(1) + «Федя друг Васи»(2) = «Федя пьёт»(3), причем с гарантией 100%], и в индукции [«Федя пьёт»(1) + «Федя друг Васи»(2) ≈ «Все друзья Васи пьют»(3), но с определенной вероятностью; индуктивные умозаключения не обладают априорной истинностью], и даже в абдукции [«Все друзья Васи пьют»(1) + «Федя пьёт»(2) = «Федя друг Васи»(3), так иногда выдвигаются гипотезы], не говоря уже о редукции [«Все друзья Васи пьют»(1) = «Все пьют»(2), это упрощение, которое, впрочем, может быть чем-то обосновано], — в общем, в привычных нам четырех видах умозаключений главное — это общее.Либо уже в самом начале мы знаем общее (дедукция/абдукция), либо стремимся к этому общему (индукция), либо стремимся к ещё более общему (редукция). Почти всё наше мышление подчинено строгой тотальной схеме — кстати, именно поэтому мы, по большей части, живем в плотном и понятном для нас мире, описываемом рационально и по возможности непротиворечиво, стремимся к гармонии (=общему), на основании обобщенных и отчасти присвоенных образов личного и коллективного знания выстраиваем мировоззрение.Но есть выбор.Трансдукция — это скачок мысли от частного к частному.Интересно, что именно трансдукция появляется в детском мышлении раньше индуктивных и дедуктивных умозаключений («о хрестоматийном „Будьте как дети“ позволю себе не упоминать» (с) ’риторический приём’). Позволю себе процитировать небольшой фрагмент из седьмой главы «Основ общей психологии» Сергея Леонидовича Рубинштейна:Для характеристики специфической формы этих детских умозаключений, господствующей в дошкольном возрасте, В. Штерн ввел термин трансдукция, отличающий ее как от индукции, так и от дедукции. Трансдукция — это умозаключение, переходящее от одного частного или единичного случая к другому частному или единичному случаю, минуя общее. Трансдуктивные умозаключения совершаются на основании сходства, различия или по аналогии. Отличает их от индукции и дедукции отсутствие общности.Далее классик отечественной психологии предсказуемо пишет: там, где мышление ребенка получает более прочную основу в практическом знакомстве с действительностью, рассуждение его основывается на известных обобщениях и приобретает индуктивно — дедуктивный характер.На мой взгляд, человек может, обретя опыт и практику в обобщениях разного типа, как бы перерасти их — и вернуться на уровень реальности, состоящий из уникальных объектов (или субъектов), в принципе не поддающихся обобщению, и не имеющих долженствования к таковому обобщению. Более того, именно тогда он открывает трансдуктивное мышление, способствующее открытию в мире новых граней, или даже полному изменению воспринимаемого и мыслимого мира.Вот несколько примеров трансдукций:1. «Все друзья Васи пьют» -> «Не пойти ли мне погулять»;2. «Федя гоблин» -> «Возможно, он умеет вязать»;3. «Мир ужасен» -> «Мир прекрасен».Трансдуктивное мышление — одна из немногих чисто логических возможностей превратить мир, который мы вынуждены воспринимать, из совокупности жестких онтологий в открытое пространство, в котором нет ничего невозможного. Другой момент, что правильно выбрать вектор для трансдукции — дело сложное, но это уже предмет другого разговора.И — последнее. Трансдуктивное мышление освобождает человека от любого диктата общего в мышлении. Отныне вы не должны никому мыслить тем или определенным образом, потому что это уже никогда, никому и ниоткуда не следует.Возвращаясь к нашей двуговорке, в детялях дьявол для тех, кому подавай идею! идеал! цель! им детали не нужны, они им мешают, они неважны для них, к черту детали.Для обладателя способности к трансдуктивному мышлению — только для него, да ещё и по большому блату, открывается Бог в мелочах.Попробуйте.Я как-то попробовал 😉Upd.: если Вам кажется, что: а) это какая-то чушь; б) это всё нелогично; в) это всё непонятно, — не беспокойтесь. Возможно, Вы ещё не готовы взглянуть на мир моими глазами. А может, Вас больше устраивают Ваши?;)P.S. Ссылка на этот пост: http://hentiamenti.livejournal.com/337299.html
Читайте также:  Что значит мордор? как понять слово мордор? значение и смысл
Comments:
From: elijah_morozoff2009-08-22 02:34 pm (UTC) (Link)

«обычно оказывается крайне сложно объяснить, что я в действительности думаю о себе, вас, людях вообще, обществе, мире, реальности, сознании, языке, мысли, значении, смысле, рациональности, эмоциях и чувствах, тех или иных социальных институтах.»начало крайне многообещающее. Боже ж ты мой, как это знакомо

постараюсь разобраться

From: hentiamenti2009-08-22 02:55 pm (UTC) (Link)

Удачи!

From: lirinka2009-08-22 02:47 pm (UTC) (Link)

1. «Все друзья Васи пьют» -> «Не пойти ли мне погулять»;2. «Федя гоблин» -> «Возможно, он умеет вязать»;3. «Мир ужасен» -> «Мир прекрасен».

вот этого еще и побольше. потому что оно и правда прекрасно. и открывающе-освобождающе, ну как-то короче ты знаешь как

From: hentiamenti2009-08-22 02:54 pm (UTC) (Link)

Знаю, сестра 😉

«Дважды два четыре» = «Следовательно, почему бы и нет?»

From: ritrattazione2009-08-22 02:51 pm (UTC) (Link)

Очень интересный пост. Уважаю за то, что хватает сил выражать своё мировоззрение, свою модель восприятия. Браво. 🙂

From: hentiamenti2009-08-22 02:55 pm (UTC) (Link)

Спасибо.
Очень тяжело (и в то же время легко, но в другом смысле) было его писать.

From: ritrattazione2009-08-22 03:01 pm (UTC) (Link)

Понимаю. Я тоже пытался, только не тут.Возможно, как мой русский язык станет более острым и красивым, я смогу продолжить это занятие. 🙂

А ведь действительно, когда понимаешь свой взгляд на вещи, появляется ощущение элементарности, простоты этих взглядов. А как начинаешь открывать этот «конструктор» другим, сталкиваешься с проблемами.

From: eres_eres2009-08-22 03:07 pm (UTC) (Link)

…а ежели ж как то ж иначе ж, то вот тебе и пожалуйста…Трансдукция — это очень здорово. Особенно потому что теперь всем людям, которые говорят что ты думаешь недлгично отвечать что это трансдукция.

А ты продолжай, интересно, я вот книгу художественную начала писать, что бы тоже сказать наконец всем что у меня на душе.

From: lyalikov2009-08-22 05:48 pm (UTC) (Link)

«мелочи и детали важны» — общее.
От него бы парочку трансдукций для полноты самореференции В)

From: hentiamenti2009-08-22 05:53 pm (UTC) (Link)

иногда мелочи и детали важны, но, скорее, мелочи — нет, а вот детали — да. но они не несут никакой «идеи», «главного» и проч.

это просто та возможность выбора, которая обычно не видна.

From: lyalikov2009-08-22 05:56 pm (UTC) (Link)

Я писал про «антитрансдукционность» общности тезиса. Если серьезность применима 🙂

From: hentiamenti2009-08-22 05:58 pm (UTC) (Link)

антитрансдукционность также может быть оодним из элементов цепи трансдукционных умозаключений, и в этом смысле она не создает рекурсии, так как в случае трансдуктных умозаключений их рекурсия неотличима от её отсутствия.

From: hentiamenti2009-08-22 06:13 pm (UTC) (Link)

😉

From: rruben2009-08-22 07:52 pm (UTC) (Link)

Не, я по вечерам таких конструкций не понимаю, завтра гляну 🙂

From: hentiamenti2009-08-22 07:53 pm (UTC) (Link)

😉

From: ska_rv2009-08-23 08:55 pm (UTC) (Link)

Совсем недавно, когда профессиональные обстоятельства развернули меня от истории философии к религиоведению, я беспокоилась, что потеряю «философский навык». Но очень скоро заметила, что религиоведение завладело мной необратимо. Поразмыслила, в чем тут дело. Сейчас думаю, вот в чем. Религиоведческие тексты (в средней своей массе) если и не короче (хотя короче, конечно) философских, то уж точно фактурнее и экзистенциальнее :). Проще говоря: в них больше жизни. (Что уж говорить о текстах религиозных). В большинстве философских – жизнь просто угнетена интеллектуальными конструкциями :(. В общем, оказалось, что философский навык в мою работу и так прочно въелся, можно не переживать ;), а религиоведение – обернулось чуть не новой жизнью…Все это еще раз припомнилось и обобщилось, пока я читала пост. В нем чувствуется много жизни даже в самой процедуре ее вивисекции – когда живое личное расчленяется-артикулируется для внешнего восприятия. Жизнь расчленяет саму себя, чтобы быть понятной другим. Дискретно-насыщенная и заинтересованная. Приглашение к диалогу. Невозможно не ответить.Впечатление от поста совпадает с моим общим (эмоциональным) впечатлением от религиоведения. И от многих именно религиоведческих публикаций в этой жж-лакуне.P.S. Есть только вопрос по терминам, но мелочь.

From: ska_rv2009-08-27 06:12 pm (UTC) (Link)

а, мелочь. надо просто посмотреть, это не по сути, — отчего различие в написании: трансдукция / традукция (я издавна помнила термин как «традукция»).есть и по сути вопросы, но не критического, а диалогического свойства, — а это не для комментов, потому что имеется в виду пара-тройка тонких нюансов, а тонкое — долго писать. может, за рюмкой там или чашкой — когда-нибудь… 🙂

From: uelea_laa2009-08-25 08:16 am (UTC) (Link)

Интересный пост… Только не поняла, почему примеры — это трансдукция (если сравнить с определением Рубинштейна). Наверно, пойду съем персик ;)))

From: uelea_laa2009-08-26 01:37 pm (UTC) (Link)

🙂 Спасибо.Мне кажется, сама иногда говорю подобным образом (обычно называя это разговором методом свободных ассоциаций), когда болтаю + не хватает внимания или когда есть много чего рассказать. :))

Но всё-таки любопытно, почему приведённые в посте примеры — трансдукция? И чем это отличается от простого перечисления идей? В словаре по логике прочитала, что трансдукция — это умозаключение от посылки к выводу, но в одинаковой степени общности (от частного к частному, общего — к общему и т.п.). Возможно, конечно, Штерн с Рубинштейном имели в виду что-то специфическое именно для детей. Просто хотелось бы понять этот кусочек поста.

From: hentiamenti2009-08-26 07:56 pm (UTC) (Link)

Насколько я понимаю, для трансдукциониста любой вывод есть вывод одинаковой степени общности. Хотя, возможно, это я просто додумываю.

From: uelea_laa2009-08-27 09:40 am (UTC) (Link)

🙂

From: mirandalina2009-08-27 04:03 pm (UTC) (Link)

Мне кажется, среди женщин больше трансдукционисток (слово-то какое, батюшки-светы), чем среди мужчин. 😉
А по поводу вектора хорошо бы дописать. Я чаще всего выбираю пессимистический («Солнце ярко светит» -> «А не пойти ли мне повеситься?»).

Источник: https://hentiamenti.livejournal.com/337299.html

Дьявол кроется в деталях, так ли это?

Сегодня никто уже не сомневается в том, что красота кроется в деталях. Особенно это близко девушкам. Ведь никогда не получится создать гармоничный образ, если не продумать его от и до.

Красивое платье – это еще не все. Чтобы ловить восхищенные взгляды, нужно еще сделать хорошую укладку, маникюр и встать на каблуки.

В этой статье мы приоткроем завесу тайны и узнаем, откуда же берет корни фраза «Дьявол кроется в деталях».

Почему детали играют такую важную роль

Все дело в том, что человеку сложно все продумывать заранее. Но целостная картина получается только тогда, когда все детали проработаны. Кажется, что применимо это только к художественному искусству, но это далеко не так.

Любое творчество, будь это писательская, музыкальная или архитектурная деятельность, требует внимания к мелочам. Если их не учитывать, то книги будет неинтересные, музыка непривлекательная, а в домах невозможно будет жить.

Почему так происходит? Разберём на примере книги.

Писатель должен не только прорабатывать сюжет, но и хорошо продумывать образ героев. Если он этого не сделает, то может возникнуть авторское противоречие самому себе или же персонажи книги будут настолько нереалистичными, что их жизнь не будет цеплять внимания.

А если читатель перестает сопереживать вымышленным героям, какой бы интересный сюжет ни был, книга будет заброшена на середине. Дьявол кроется в деталях, и это знают не только люди искусства.

Инженеры, ученые, строители, конструкторы, в общем, люди любых профессий вынуждены уделять пристальное внимание мелочам, чтобы результат целого проекта был на высоте.

Происхождение фразы

Впервые выражение «Дьявол кроется в деталях» было напечатано в газете «Нью-Йорк Таймс» в 1969 году. Там оно встречалось в статье архитектора Людвига Мис ван дер Роэ.

По национальности архитектор был немец, что наводит на мысль, что и выражение явно имеет немецкие корни.

Точно это установлено не было, но скорее всего, высказывание «Дьявол кроется в деталях» – это народная немецкая мудрость. Ведь если задуматься о культуре страны, то все становится на свои места.

Немцы очень пунктуальны и педантичны, они, в отличие от наших соотечественников, любят, чтобы все шло по плану.

Значение фразы

В каждой стране есть аналог этого выражения. В России фраза в своем первозданном виде не прижилась, и наши соотечественники ее немного переиначили. Теперь услышать выражение, что «Дьявол кроется в мелочах» можно чаще, чем исходную идиому «Дьявол кроется в деталях».

Значение, впрочем, от этого не меняется. Расхожая фраза повествует о том, что если не уделять внимания мелочам, то хорошего результата не получится. Имеется в виду, что именно детали иногда играют важную роль и могут испортить весь проект.

Непредусмотренная вовремя максимальная нагрузка на деталь, плохо пришитая пуговица или же непроверенное лекарство — урон от всех этих оплошностей будет разный, но как следствие, все эти проекты закончатся провалом. В русском языке есть выражение «И так сойдет», к сожалению, многие наши соотечественники делают его чуть ли не девизом по жизни.

А ведь все знают, что значит «Дьявол кроется в деталях» и, соответственно, последствия своей халатности тоже всем известны.

Читайте также:  Кто такой шиппер? как понять слово шиппер? значение и смысл термина

Применяем поговорку в жизни

Не имеет значения, кто сказал «Дьявол кроется в деталях», главное, что эта народная мудрость теперь доступна каждому. Конечно, это еще не значит, что все поголовно ей пользуются. Сегодня доступ к знаниям стал открытым, но, к сожалению, люди слишком любят все проверять на собственном опыте.

А ведь это не так сложно — перед началом любого проекта уделить некоторое время проработке его деталей. В дальнейшем это однозначно принесет плоды и «дьявол» не будет поджидать вас за каждым метафорическим поворотом. Если нет возможности проводить мозговой штурм в начале проекта, то желательно проводить его хотя бы в конце. Так свои ошибки можно будет найти постфактум.

Это, конечно, будет неутешительно, но лучше, если их найдете вы сами, чем кто-то другой.

Уделять внимание мелочам — это не какой-то врожденный навык, а привычка, которая вырабатывается усилием воли. Каждый день нужно заставлять себя быть более сосредоточенным.

Начинать практиковать такую осознанность необязательно на работе, можно начать с повседневной жизни. Ведь многие люди невнимательны до такой степени, что колбасу за завтраком кладут в хлебницу, а хлеб — в холодильник.

Только ежедневная практика принесет плоды и, если все детали будут предусмотрены, дьявол не будет в них прятаться.

Источник: http://allwomanday.ru/article/350401/dyavol-kroetsya-v-detalyah-tak-li-eto

10 поговорок, означающих не ТО, о чём вы думаете

Предназначение пословиц и поговорок — научить людей мудрости, помочь им понять идеи и наблюдения мудрецов, законы жизни и отношений. Некоторые поговорки действительно стоит запомнить и соблюдать, но есть и такие, следовать которым — себе дороже.

Многие пословицы несут прямо противоположный смысл, причём каждая «убеждена» в своей правоте, и бывает сложно выбрать, какая же из них отражает истинную суть вещей. Наконец, есть поговорки, которые привычно используются в одном значении, тогда как на самом деле речь в них идёт совсем о другом.

Это 10 поговорок, означающих не ТО, о чём вы думаете!

Любопытство сгубило кошку

Оказывается, вовсе не любопытство губит кошку

На самом деле: Заботы погубили кота.

Фразу «любопытство погубило кошку» используют как совет-предупреждение чрезмерно любопытным личностям. Для их же собственной пользы.

Однако, эта поговорка происходит от слов «заботы погубили кота», где под «заботами» подразумевалось «беспокойство» или «печаль».

Впервые эта реплика была отмечена в пьесе Бена Джонсона «Каждый со своим нравом» в 1598 году. Считается, что в труппе актёров, представлявших пьесу, играл сам Уильям Шекспир.

Позднее Шекспир подарил эту памятную фразу его собственной пьесе — комедии «Много шума из ничего».

Триста лет спустя, в 1898 году, оригинальное значение фразы «заботы погубили кота» всё ещё было в употреблении, и в «Брюэрском словаре крылатых выражений» описывалось как «У кошки девять жизней, однако, заботы могут истощить даже такой запас». В том же году фразу напечатали в Гальвестонском Ежедневнике, утверждая, что она означает «Однажды любопытство погубило кота Томаса».

К тому времени, когда поговорка появилась в пьесе Юджина О’Нила «Не такой» в 1922 году, фраза окончательно обрела тот вид и смысл, которые мы столь часто используем сегодня.

Кровь людская — не водица

Есть связи сильнее родственных

На самом деле: Кровь завета гуще воды в утробе матери.

Десятилетиями фразу «Кровь — не вода» произносили, когда хотели подчеркнуть важность семейных уз, их приоритет над долгом перед кем бы то ни было вне семейного круга. И сегодня мы часто используем это выражение, напоминая друг другу, что родственные связи имеют больший вес, чем временные отношения между друзьями. Но это совсем не совпадает с оригинальным значением фразы.

Первоначальная версия утверждала, что «кровь завета гуще воды в утробе матери», то есть, связь между товарищами сильнее, чем верность семейным обязательствам. В те времена слово «кровь» не было символом или метафорой — речь шла о настоящей крови, пролитой солдатами локальных и мировых войн на полях сражений.

Ещё раньше существовали «заветы крови» — когда для заключения какого-либо соглашения или союза стороны должны были порезать свои ладони и смешать кровь в кубке. Этот «коктейль» участники действа выпивали или выливали в огонь. Такой «завет крови» считался нерушимым, связывал людей до самой смерти, и означал, что друг другу они будут преданы больше, чем единокровным братьям.

Мастер на все руки, да толком ничего и не умеет

Уметь всего понемногу или стать профессионалом в чём-то одном?

На самом деле: Мастер на все руки.

Сегодня поговорка «Мастер на все руки, да толком ничего и не умеет» применяется в уничижительном смысле. Но изначально фраза звучала просто как «мастер на все руки», была свободна от негативных ассоциаций и означала всего лишь человека, который многое умеет делать руками.

Имя «Джек» также не относилось к какой-либо конкретной личности и описывало обычного человека (в иноязычном варианте фраза звучит как «Jack of all trades» — дословно «Джек на все профессии»). Средневековые «Джеки» находились на дне социальной лестницы и зарабатывали на жизнь как чернорабочие. Чтобы выжить, надо было многое уметь и обеими руками хвататься за любую предложенную работу.

Выражение стало крылатым в 1612 году благодаря Джеффри Миншулу, который описал свой тюремный опыт в «Этюдах и персонажах тюрьмы и заключённых».

Вторая часть фразы, «да толком ничего и не умеет», была добавлена только в конце 18-го века, в памфлете Чарльза Лукаса, где описывались злоупотребления, распространённые в сфере аптечной торговли.

Дьявол кроется в деталях

На самом деле внимание к деталям окупается сторицей

На самом деле: Бог в деталях.

Современная версия поговорки предупреждает об ошибках, которые легко допустить в мелких деталях проекта. Оригинальный вариант звучал как «Бог в деталях» и означал, что внимание к, на первый взгляд, незначительным вещам может создать разницу между неудачей и успехом.

Неясно, кто первым придумал и озвучил фразу «Бог в деталях». Авторство приписывают многим влиятельным людям, включая Микеланджело. Чаще всего эти слова связывают с уроженцем Германии, архитектором Людвигом Мис ван дер Роэ. Никто не утверждает, что он изобрёл эту пословицу, но она упомянута в его некрологе в Нью-Йорк Таймс в 1969 году.

Также эта фраза часто встречается в работах профессора истории искусств Эби Варбург, хотя биографы сомневаются в том, что ей можно приписать авторство выражения с полной уверенностью. Ещё более ранний вариант поговорки, «добрый Бог в каждой мелочи», приписывают известному французскому романисту Гюставу Флоберу.

Лови момент

Не ускользай, мгновенье, ты прекрасно!

На самом деле: Лови сегодняшний день, а завтрашнему доверяй как можно меньше.

Сокращённый вариант латинской фразы часто переводят на английский как «поймай этот день» и используют, чтобы оправдать спонтанное поведение и импульсивные поступки как способ «получить от жизни всё, сразу и сегодня», не думая о том, что будет завтра. Однако, это не совсем верное толкование выражения.

Фраза, которую, как нам кажется, мы знаем и понимаем так хорошо, на самом деле длиннее и звучит как «Лови сегодняшний день, а завтрашнему доверяй как можно меньше». Полный вариант пословицы не призывает нас игнорировать будущее, а напротив, советует сделать сегодня как можно больше именно для будущего, позаботиться о завтрашнем дне уже сегодня.

Впервые фраза появилась в книге римского поэта Горация «Оды». Гораций часто использовал сельскохозяйственные метафоры, чтобы убедить своих сограждан больше ценить настоящее и не откладывать дела на завтра.

Поэт также был последователем Эпикура, чья философия базировалась на идее, что в жизни нет ничего важнее наслаждения.

В этом видят одну из причин того, почему позднее появилась путаница с изначальным значением поговорки.

Лорд Байрон процитировал Горация в своей поэме в 1817 году, а всемирно знаменитой эту фразу сделал фильм 1989 года «Общество мёртвых поэтов» с Робином Уильямсом.

Сегодня первоначальный смысл фразы давно позабыт, и короткое звучное «carpe diem» призывает людей хвататься за возможности и проживать жизнь на полную катушку, не обращая внимания на будущее.

Детей должно быть видно, но не слышно

Принцип воспитания родом из 15-го века

Немногие знают, что первоначальный вариант известной староанглийской поговорки призывал быть «тише воды» не детей, а молодых девушек. Именно им предписывалось хранить молчание в средневековом обществе.

Впервые эта фраза появляется в собрании проповедей Джона Мирка, священника-августинца 15-го века, и предваряется словом “sawe”, средневековым обозначением крылатого выражения.

Чтобы лучше понять, почему сегодня мы говорим «дети» вместо «девица», стоит повнимательнее взглянуть на слово “mayde”, прозвучавшее в оригинальном варианте пословицы. Сегодня, произнося «девица», мы говорим о молодой незамужней женщине, но в 15-м веке это слово использовали для женщин любого возраста и статуса, а также для детей и мужчин, принявших обет безбрачия.

Хорош забор — хорош сосед

А раньше соседи были хороши, потому что за забором их не видно

На самом деле: Хорошие заборы создают хороших соседей.

Именно этот вариант включил в свой список Оксфордский Словарь Цитат в середине 17-го века. И первоначально выражение означало, что соседи уважают собственность друг друга посредством строительства оград, чётко обозначающих границы их владений. Позднее поговорку популяризировал Роберт Фрост в своей поэме «Починка стены» в 1914 году.

Сокращённая версия выражения чаще всего приписывается американскому сенатору Джону Шерману. В 1879 году он вернулся домой в Мэнсфилд, Огайо, и произнёс речь, включавшую такую фразу: «Я вернулся домой, чтобы присматривать за своими заборами».

На самом деле, Шерман приехал в родные края по политическим причинам, в частности, чтобы заручиться поддержкой на предстоящих выборах. Вскоре после этого, фразу «чинить заборы» стали использовать в значении «заботиться о своих интересах».

Однако, в 20-м веке поговорка стала означать восстановление прежде хороших отношений.

Деньги — корень всех зол

Не деньги зло, а отношение к ним

На самом деле: Любовь к деньгам — корень всех зол.

В соответствии с пословицей «деньги — корень всех зол», деньги являются причиной безнравственности в нашем мире. Однако, эта фраза — всего лишь неверная цитата из библейских текстов, где сказано «Любовь к деньгам есть корень всех зол». Это означает, что безнравственность обусловлена человеческим пристрастием к деньгам; одержимость деньгами создаёт зло в этом мире, а не деньги сами по себе.

Финансовое благополучие — понятие морально нейтральное, и, согласно Библии, в деньгах нет ничего плохого, пока они не начинают контролировать человека.

Правда освободит тебя

От чего же на самом деле освобождает правда?

На самом деле: Те же слова, но с другим значением.

Сегодня эту фразу часто используют, чтобы побудить людей раскрыть правду, если они солгали, убеждая, что это поможет им чувствовать себя лучше. Происходит выражение из священных текстов, и в разных странах существуют различные его варианты, в зависимости от перевода. Это популярная фраза, многие цитируют её, вне зависимости от того, читали ли они Библию.

Однако, оригинальное значение выражения совсем не имеет отношения ко лжи. На самом деле, эти слова являются окончанием более длинного утверждения. Изначально, в контексте первоисточника, слово «правда» означало «христианство», «Бога» или «Иисуса», а «освобождение» — преодоление таких препятствий на пути духовного роста, как грех и невежество.

Таким образом, первоначальный смысл выражения «истина освобождает» в том, что если вы примете христианство, правда (Иисус) освободит вас от рабства греха.

Говоря о дьяволе

Если раньше поговорка имела предупреждающий смысл, то теперь, скорее, безобидный

На самом деле: Заговори о дьяволе — и он появится.

Сегодня мы используем это выражение как аналог знаменитого «лёгок на помине», чтобы приветствовать человека, который появляется, как только о нём вспомнили в разговоре другие люди. Ничего зловещего, как правило, мы в эти слова сегодня не вкладываем. Однако, до 20-го века пословица имела более пугающий смысл.

Оригинальное выражение, «Заговори о дьяволе — и он появится», появляется в различных латинских и староанглийских текстах, начиная с 16-го века. Впервые фраза была записана Джованни Торриано в 1666 году: «Англичане говорят: заговори о дьяволе — и он появится рядом с твоим локтем».

Поговорка была широко известна в середине 17-го века и выражала веру людей в то, что опасно говорить о нечистом или произносить его имя. Сомнительно, что даже самые невежественные представители человечества считали, что дьявол появится рядом с ними на самом деле, если заговорить о нём, но само упоминание было нежелательным, и его старательно избегали.

В 19-м веке изначальный смысл выражения начал ослабевать, и его стали использовать как предупреждение против подслушивания.

На самом ли деле мы подразумеваем то, что думаем и произносим? Верно ли понимаем смысл собственных мыслей и слов? Удачно ли используем привычные выражения? Немного внимания к происхождению и истинному значению слов и фраз помогает быть более сознательными в выборе вербальных конструкций, которыми мы описываем и создаём собственный опыт.

Источник: Пабли

Источник: https://ainteres.ru/10-pogovorok/

Ссылка на основную публикацию