Что значит мрачный человек? смысл мрачный в контексте строфы

Мрачность Мрачный

Что значит Мрачный человек? Смысл Мрачный в контексте строфы

31.05.2014 by petr8512

Мрачная ревность неверною поступью следует за руководящим ею подозрением; перед нею, с Кинжалом и руке, идут ненависть и гнев, разливая свой яд. За ними следует раскаяние.

Автор афоризма: Вольтер Ф.

Мрачность и уныние несовместимы со счастьем, как неудачи в любви — с успехом.

Теодор Драйзер. Американская трагедия

— Какая у тебя мрачная фантазия.
— Фантазия? У меня мрачный опыт.

Эрих Мария Ремарк, «Жизнь взаймы»

     Мрачность  как качество личности – склонность не заключать в себе ничего радостного, веселого, светлого; постоянно находиться в печально-угрюмом, тяжело — беспросветном состоянии.  

   — Вась, чего мрачный? — Да, мужики, блин, жена родила пятого ребенка! Если родит еще раз, я повешусь. Прошел год. — Вась, а мы глядим, Люська-то твоя опять беременна! Вешаться-то когда будешь? — Да я почти повесился, вбил крюк в стену, привязал веревку, сделал петлю, просунул голову… — И что? — …и в последний момент подумал: а вдруг я вешаю не того мужика?

       Мрачность – почтальон злых мыслей.  Светлые, радостные, божественные мысли освещают лицо. Злые мысли, словно бросая плотную тень, омрачают лицо. Умиротворенный, спокойный человек излучает свет и, как магнит, притягивает к себе окружающих.  От мрачности, не контролирующей ход своих мыслей, допускающей  болтовню ума, в которой преобладают негативные мысли, исходит чернота.

      Мрачность – оттенок негативных мыслей. Мрачность без труда можно диагностировать прямо на улице, в череде прохожих.

По лицам  людей сразу видно, у кого мысли хорошие, а у кого черные и безысходно-злые.

Чем больше в человеке озлобленности, ненависти, ожесточенности, тем мрачнее его лицо и тем большую неприязнь он вызывает у окружающих. Увидишь мрачность, и сразу хочется обойти ее десятой дорогой.

      Мрачность склонна к критике, недовольству и осуждению. Мрачность – это представитель плохих мыслей, полномочный посол неприветливости, насупленности и удрученности.

Она вечно крутится в компании пессимистичности, пасмурности и надутости.   Человек, вечно находящийся в мрачном состоянии, склонен всех критиковать и осуждать. Он недоволен всем и вся.

Радостный человек видит мир в радостной палитре красок, мрачный – видит всё в черных тонах.

      Мрачность не оставляет человеку шансов не критиковать. Она сожрет себя собственной безрадостностью и обреченностью, если не будет фонтанировать негативными эмоциями, представляющими критицизм, осуждение и недовольство.

Если ты недоволен миром, мир будет недоволен тобой. Если смотреть на мир хмуро и угрюмо, в отражении ты увидишь надутость, нахмуренность и безнадежность. От сумрачности мрачности на душе воцаряется грусть, уныние и траурность.

      Мрачный доктор везет больного на тележке. — Доктор, куда вы меня везете? — В морг. — Так я же живой! — Так мы еще и не доехали…

Советую почитать:  Матёрость Матёрый

     Мрачность, как носитель злых мыслей и критического ума, привлекает в себе людей с таким же критическим складом ума. Подобное притягивает подобное. Рыбак рыбака видит издалека. Мрачность хотела бы, но не может общаться с людьми, обладающими  более возвышенными качествами.

Алексей Мередов пишет: «Если вы поднимаете свой уровень выше, да, если поднимаете уровень выше своих качеств, то вы встречаете людей, которые с такими же качествами. Это естественный процесс. Поэтому многие спрашивают, где найти учителя. Вы его никогда не найдете, пока не будете развивать в себе хорошие качества.

Как только развиваете свои хорошие качества, то он естественным образом появляется».

     Мрачность – подруга зацикленности и закомплексованности. К примеру, человек зациклился на своей внешности или собственном весе. Всё. Жизнь отравлена. Доминантная мысль о собственном несовершенстве не дает ни сна, ни покоя. В душе прописывается  уныние и мрачность.

      Анекдот в тему. Приходит мрачный мужик к доктору и говорит: — Доктор, у меня такая проблема! Доктор, не отрываясь от своих записей: — Ну, говорите… — Доктор, у меня такая проблема, такая проблема! — Давайте, говорите быстрее, меня другие пациенты ждут.

— Доктор вы только не смейтесь, а то другие все врачи смеялись… — Как я могу смеяться, я же давал клятву и все такое, давайте, показывайте, или уходите. Мужик снимает штаны. На месте, где должно быть мужское достоинство такая маленькая фигулинка. Доктор в истерике, хохочет.

Мужик, мрачно: — Ну, вот доктор, вы смеетесь… Доктор еле-еле успокоившись: — Всё, всё я успокоился, так в чем же у вас проблема? Мужик мрачно глянул на него и говорит: — Член опух.

      Анна Ахматова, находясь в мрачном настроении, написала:

А я иду, где ничего не надо,

Где самый милый спутник — только тень,

И веет ветер из глухого сада,

А под ногой могильная ступень.

     Мрачность – калека общительности. В межличностных отношения человек, если хочет прослыть обаятельным, хорошим собеседником, должен проявлять доброжелательность и уважительность к своему визави.

Доброжелательность и мрачность не уживаются друг с другом, поэтому мрачность и дружит с хмуростью и скорбью. Мрачность не ласкова и безрадостна. К чувству юмора она относится негативно, как и к оптимизму и улыбчивости. Перед носом мрачности закрываются все двери.

Мало у кого возникает желание общаться с олицетворенной сумрачностью и печальностью, находящейся крайне далеко от счастья.

Советую почитать:  Мишура (Мишурность)

      Поэтому мрачность, как правило, нелюдима. В одиночку топя себя в алкоголе, она пытается вырваться из депрессивного состояния, но еще глубже погрязает в нем. Мрачность может стать следствием подавленности, угнетенности, постоянных беспокойств, тревог и  переживаний.

   Приходит мужик, мрачный такой, к психологу: — Доктор у меня депрессия. — А причина? — Никакого успеха у женщин. Мне 35 лет, а у знакомых женщин интерес ко мне мизерный. А некоторые меня вообще пугаются. — Ну, это поправимо. Значит так. Каждое утро идите к зеркалу и повторяйте — я обаятельный, сильный, умный, меня обожают женщины, мечтают обо мне.

Постарайтесь убедить себя в этом. Увидите, через неделю все ваши знакомые и незнакомые женщины будут вам на шею вешаться. Через три недели опять приходит, еще более мрачный. Доктор спрашивает: — Неужто не помогло? — Да нет, помогло. Очень помогло. За последние две недели такие были женщины… — Так, значит, нет проблем? — Да в том-то и дело.

Теперь с женой проблемы.

    Жирные плюсы мрачности – она более внимательна и недоверчива. От нее не дождешься дурацких шуточек. Мрачность, как правило, сдержанна, она не задает кучу глупых, тупых вопросов. При определенной близости с ней можно уютно помолчать. Она не лезет в душу. Ей чужда фамильярность и панибратство. Когда мрачность улыбается, выходит солнышко.

     Негативные эмоции способствуют критическому мышлению. К такому выводу пришла группа австралийских ученых под руководством профессора психологии Джозефа Форгаса из Университета Нового Южного Уэльса. Отчет об их исследовании опубликован в журнале Australasian Science.

    Ученые вызывали у участников исследования хорошее или плохое настроение, демонстрируя им соответствующие фильмы, а также предлагая вспомнить о приятных и неприятных событиях в их жизни.

В ходе одного из экспериментов испытуемых просили оценить достоверность некоторых «урбанистических легенд» и слухов.

Выяснилось, что добровольцы, пребывавшие в плохом настроении, менее склонны доверять полученной информации, чем те, кто испытывал положительные эмоции.

   Исследователи также установили, что плохое настроение в меньшей степени способствовало принятию спонтанных решений, основанных на расовых или религиозных предрассудках.

Участники исследования, испытывавшие негативные эмоции, допускали меньшее количество неточностей, когда их просили вспомнить определенные события.

Кроме того, добровольцы из этой группы лучше аргументировали свое мнение в письменном виде.

Советую почитать:  Максимализм Максималист

     По мнению Форгаса, результаты исследования свидетельствуют о том, что не очень хорошее настроение способствует внимательному и вдумчивому отношению к информации, а также обеспечивает более практичный, компромиссный и успешный стиль общения. В свою очередь, позитивно настроенный человек склонен проявлять гибкость мышления, творчески относиться к делу и заниматься совместной с другими людьми деятельностью.

       В компании мрачности можно часто увидеть одиночество и настороженность. У Ежевики Гричевская есть небольшая зарисовка мрачности: Мрачный человек мрачно шел с мрачной работы в свой, мрачный дом.

Ему были безразличны радость детей, играющих в парке, через который лежал его мрачный путь, птицы, поющие гимн майскому вечеру, свежий ветерок, нежная мелодия, летевшая из маленького кафе, запах свежей выпечки, вечернее солнце, словом все, что обычно заставляет не мрачных людей улыбаться и верить, что жизнь прекрасна.

   Вдруг он мрачно остановился. Перед ним стояла девочка лет пяти, глядя на его мрачное лицо. На поводке у нее была маленькая вертлявая собачонка, противно гавкающая в сторону мрачного человека.

Девочка протянула мрачному человеку красный воздушный шарик и широко улыбнулась. Мрачный человек мрачно задумался.

Он не знал, как поступить, но, поколебавшись секунду, вспомнил как правильно, по-мрачному — хмыкнул, развернулся и резко зашагал прочь.

    Дома мрачного человека никто не ждал. Он поел свой мрачный ужин, мрачно посидел за компьютером, оставив на мрачных форумах свои мрачные комментарии. А ночью мрачному человеку приснился сон, что он потерял где-то свою мрачность и стал маленьким ребенком.  И играет с девочкой из парка.

И так нравилось ему с ней и с другими детьми слушать птиц, поющих гимн майскому вечеру, ощущать свежий ветерок, слушать нежную мелодию, летевшую из маленького кафе, чувствовать запах свежей выпечки… Даже брехливая собачонка больше не гавкала, а носилась рядом с ним, потешно заваливая на бок хвост.

И жалко стало человеку просыпаться, потому что возле кровати, на коврике, свернувшись клубочком, поджидала его вовсе никуда не потерявшаяся мрачность. Поэтому утром мрачный человек не проснулся.

Он так и остался в своем сне, где не было мрачности, зато было много того, что заставляет людей улыбаться и верить, что жизнь прекрасна.

Источник: https://podskazki.info/mrachnost/

Значение слова

А.Н. Соколов, ТГУ

Трудная, благородная профессия переводчика стала необходимой человечеству с тех пор, как оно – согласно библейской легенде – заговорило на разных языках. Переводчики были нужны в дни мира и войны, во время грабительских нашествий и мирных путешествий, при ведении торговли. Без них было бы немыслимо общение между народами.

Работа переводчиков способствовала сближению далёких культур и давала людям возможность знакомиться с различными течениями в философии и культуре народов мира, узнавать об общественном устройстве их стран, о развитии гуманитарных наук.

Благодаря созидательной работе переводчиков народы разных стран приобщались к вершинам научной и художественной мысли, достигнутым человеческим гением. Поэтому, начиная с древности и кончая нашими днями, перевод как феномен постоянно занимал мыслителей и поэтов, переводчиков и писателей.

И сегодня, когда труд переводчиков уже не окружён ореолом таинственности, интерес к проблемам перевода во всём многообразии связанных с ними аспектов не прекращается – он нарастает во всех странахi

Метонимия (от греч. metōnymia – переименование) – троп или механизм речи, состоящий в регулярном или окказиональном переносе имени с одного класса объектов или единичного объекта на другой класс или отдельный предмет, ассоциируемый с данным по смежности, сопредельности, вовлечённости в одну ситуацию.

И дум высокое стремленье.

Доходит мой свободный глас.

И братья меч вам отдадут.

Subdue your proud and patient spirit.

Shall not be wasted – do not fear it.

As does my freedom-loving voice.

To you the sword will glad present.

Переходя непосредственно к анализу произведения на языке оригинала, важно указать некоторую экстралингвистическую информацию, необходимую для более полного понимания текста.

Стихотворение адресовано участникам восстания декабристов 14 декабря 1825года, сосланным на каторжные работы и поселение в Сибирь. Стихотворение было запрещено царской цензурой и распространялось в списках.

Читайте также:  Что значит трансгендер? как понять слово трансгендер? значение и смысл

Первая строфа несёт в себе метонимию – далеко не все сосланные и репрессированные работали в рудниках. Сибирские руды – часть Сибири.

Здесь также сокрыта и метафора – рудники сопоставлены с чем-то, в чём что-либо, например, гордое терпенье, можно хранить довольно долго.

В рудниках под землей холодно, следовательно, гордое терпенье (само по себе персонификация – терпенье наделяется человеческим качеством – гордое) сохранится там достаточно долго и не испортится.

И дум высокое стремленье.

Продолжение метафоры (храните – не пропадет). Дум высокое стремленьедумы сопоставляются с самостоятельно движущимся, а именно, летящим (высокое стремленье) объектом.

Разбудит…- метафора, основанная на переносе родственных отношений, существующих между людьми, на абстрактные понятия, состояния человеческого настроения, и метонимия – перенос этих отношений на человека, в роли которого выступает надежда, являющаяся причиной пробуждения бодрости и веселья.

Дойдут…

Доходит мой свободный глас.

Свободный глас – метонимия, основанная на переносе качества целого на его часть.

Значение слова мрачный в контексте строфы

2 на русском языке, синии, обзоры, хотя в аппаратах Nokia она уже встречалась, признательность и уважение, sony ericsson, чуть позже получившую …

http://cilitpinp.bogcuo.ru/?c=2&v=84

Последняя строфа несёт в себе метонимию оковы тяжкие, темницы, у которых есть вход как часть окружения, меч как орудие борьбы, оружие вообще и символ возвращения в социальную среду.

…свободный глас.

…меч…, каждая из которых являет собой перенос имени или качества с целого на часть в той или иной мере.

Поскольку все метонимии Пушкина по большей части авторские, в переводящем языке нет ни аналогов, ни эквивалентов, как нет аналогов и эквивалентов самому Пушкину ни в одной культуре мира. Переводчику приходится создавать метонимию на переводящем языке.

Несмотря на то, что ритмика и размер соблюдены идеально, можно отметить ряд несоответствий чисто содержательного характера, так, в английском варианте Пушкин призывает не хранить гордое молчанье, а смирить ваш гордый и терпеливый дух.

Скорбный труд превращён в сокрушающий, а дум высокое стремленье – в высокую мысль, к тому же, ссыльных просят не бояться, что их высокие мысли пропадут.

Можно развивать эту идею, наша задача – обратить внимание на то, как осуществлен перевод метонимии в данном произведении.

Итак: Во глубине сибирских рудDeep in Siberia’s mines (глубоко в шахтах Сибири) метонимия образована посредством дословного перевода, кроме слова руда – оно заменено на более нейтральное и конкретное mine – рудник, копь, шахта, что поясняет сокрытую Пушкиным идею – во глубине Сибирских руд не означает, что хранить терпенье следует глубоко в горной породе.

Сестра несчастья (верная выпадает, зато надежда становится гордой), гордая надежда, изгонит боль из мрачного подземелья.

Радость и веселье заменены английским словом joy, обозначающим и то и другое, откуда-то появляется и исчезает печаль (sorrow vanish), которая отсутствует в оригинале, как и боль (pain). Возможно, это – попытка придать стихотворению английский колорит.

Метонимия в третьей строфе смазана – мрачные затворы (heavy locks, кстати, неясно затворы это или же оковы тяжкие) выделены в самостоятельное предложение. Дойдут и доходит оригинала заменены более нейтральным глаголом достигать (reach), что существенно сглаживает метонимию.

Метонимия четвёртой строфы размещена в первых строках последних двух строф – параллельные конструкции: оковы тяжкие heavy locks, темницы prison walls (в оригинале о тюрьме речи не идет, хотя такой вариант перевода допустим), вход – door (у тюрьмы, даже образной, должна быть дверь). Смысл немного искажён – всё-таки, поселение и каторга – не совсем тюрьма.

Меч – sword – дословный перевод, пожалуй, единственный эквивалент, обусловленный схожим восприятием носителей языков меча как символа борьбы в поэтическом употреблении.

Меч, привилегированное оружие, которое издревле имели право носить только представители воинского сословия (декабристы были офицерами) , запрещалось носить простолюдинам. Такая традиция была распространена как на Руси и впоследствии в России, так и на западе (рыцари) и востоке (самураи).

Холодное оружие отнимали у офицеров за серьёзную провинность, при взятии их под стражу и лишении их звания. Оружие возвращалось вместе с прощением либо помилованием.

Таким образом, при переводе метонимии как результата работы механизма речи, важно учитывать её употребление в контексте, её экстралингвистическую подоплёку, если таковая присутствует, иначе метонимия подвергнется искажению, а вместе с ней и произведение утратит свой изначальный вид.

Источник: http://xn—-7sbbhnalk3aocq1b4e.xn--p1ai/e-and

«И скучно, и грустно…» М. Лермонтов

Последний период творчества Михаила Лермонтова связан с переосмыслением жизненных ценностей и приоритетов. Поэтому из-под пера поэта выходят произведения, в которых он словно бы подводит итог собственной жизни. Безрадостный, по его мнению, и совершенно не отвечающий тем надеждам и мечтам, которые хотелось бы осуществить автору.

Не секрет, что Лермонтов был человеком достаточно самокритичным и, к тому же, разочаровавшимся в жизни. Он хотел стать выдающимся полководцем, однако появился на свет в тот период, когда в России уже завершилась война 1812 года. Стремление найти свое призвание в литературе, по мнению Лермонтова, также не принесло значимых результатов. Поэт признавал, что он не стал вторым Пушкиным.

Более того, резкие и достаточно критичные стихи Лермонтова снискали ему при жизни дурную славу. От потомственного дворянина отвернулись представители самых лучших и влиятельных сословий Москвы и Петербурга, его не жаловали власти, считая, что творчество поэта вносит смуту и раздор в общество. В итоге свой последний год жизни поэт провел в депрессии.

Он не только предчувствовал свою скорую гибель, но и подсознательно стремился к смерти.

Единственное, что его по-настоящему беспокоило, имело глубокие философские корни. Лермонтов пытался найти ответ на вопрос, зачем он появился на свет, и почему его жизнь оказалась такой безрадостной и, как он считал, никчемной.

Именно в этот период, осенью 1840 года, он написал свое знаменитое стихотворение «И скучно, и грустно…», в котором подвел черту и под творчеством, и под жизнью. В этом произведении автор открыто признается, что страдает от одиночества, так как «некому руку подать в минуту душевной невзгоды».

Лермонтову всего 27 лет, но поэт отмечает, что у него уже не осталось практически никаких желаний, так как «что пользы напрасно и вечно желать?», если им все равно не суждено сбыться.

Многие молодые люди в его возрасте упивались свободой и любовью, но Лермонтов разочаровался в женщинах, считая, что любить на время не стоит труда, а «вечно любить невозможно».

Пытаясь разобраться в своих мироощущениях, Лермонтов отмечает, что в его душе «прошлого нет и следа», намекая, видимо, на доблесть и отвагу ярких представителей прошлого поколения, к которым он причислял Пушкина.

Поэт также отмечает, что даже стать рабом страстей и пороков ему не удалось, так как «их сладкий недуг исчезнет при свете рассудка».

В результате сама жизнь представляется поэту «пустой и глупой шуткой», в которой нет ни смысла, ни целей, ни радости.

Стихотворение «И скучно, и грустно..» является не только подведением итогов, но и своеобразной рифмованной исповедью поэта, который устал от бренности бытия и бессмысленности собственного существования.

Пренебрежительно относясь к своему творчеству, поэт даже не мог предположить, что пройдет несколько десятилетий, и его стихи по значимости будут приравнены к произведениям Пушкина, которого Лермонтов буквально боготворил. Трудно сказать, смог бы поэт изменить свою жизнь, если бы знал, что в будущем ему суждено будет стать классиком русской литературы.

Но к тому моменту, когда было написано стихотворение «И скучно, и грустно..», подобные мысли даже не посещали Лермонтова, считавшего себя, по меньшей мере, неудачником. И в этот сложный период жизни не нашлось ни одного настоящего друга, который бы смог переубедить поэта, заставив его взглянуть на собственное творчество менее критично и предвзято.

Если бы это произошло, то не исключено, что судьба Лермонтова сложилась бы совсем по-другому, и он не стал бы жертвой бессмысленной дуэли, которая так нелепо оборвала жизнь одного из величайших русских поэтов.

Источник: http://pishi-stihi.ru/i-skuchno-i-grustno-lermontov.html

Ruthenia:

КТО ТАКОЙ МЕЛЬМОТ?(*)

ПАВЕЛ РЕЙФМАН

Моим ученикам – школьным учителям посвящаю

– Знаком он вам? – И да, и нет

Имя Мельмота знакомо каждому интеллигентному человеку, знающему пушкинского “Евгения Онегина”, где оно неоднократно появляется и в основном тексте, и в примечаниях. Мельмот упоминается в многочисленных исследованиях, но они далеко не исчерпывают интересующую меня проблему

Для изучения темы очень важны работы М. П. Алексеева (см.: [Алексеев 1991], [Алексеев 1991а]), подводящие итоги изучению Метьюрина, дающие обширный фактический материал и обзор исследований о нем. Ю. М.

 Лотман, неоднократно обращавшийся к имени Мельмота, во многом ориентируется на них (см.: [Лотман 1995: 342]). М. П.

 Алексеев довольно подробно говорит и об отзвуках Метьюрина в творчестве Пушкина, в “Евгении Онегине” [Метьюрин: 656-660].

Для нашей темы весьма значимы и работы Ю. М. Лотмана “Роман Пушкина “Евгений Онегин”. Комментарий” и “Пушкин. Биография писателя. Статьи и заметки 1960-1990” [Лотман 1995]. Сравнивая два издания “Комментария” (ср.: [Лотман 1995] и [Лотман 1980]), да и вообще упоминания Ю. М. Лотмана о Мельмоте, можно проследить довольно важные изменения по интересующему нас вопросу, о чем пойдет речь далее.

Очевидно, что Ю. М. Лотман ясно представлял себе все обращения автора “Евгения Онегина” к мотиву Мельмота, но в задачи “Комментария” не входила их группировка, раскрытие того, как эти отдельные упоминания складываются у Пушкина в цельный сюжет, имеющий свое развитие. Именно это последнее и определяет правомерность темы настоящей статьи.

Роман английского писателя Метьюрина (Charles Robert Maturin. 1780-1824) “Мельмот Скиталец” был опубликован в Лондоне в 1820 г.

На следующий год в Париже вышел его французский перевод, с которым познакомился в 1823 г. в Одессе Пушкин.

В библиотеке Пушкина сохранилось первое издание “Мельмота Скитальца”, а также парижское издание (на английском языке) другого произведения Метьюрина “Бертрам” (см.: [Метьюрин: 656-657]).

Роман “Мельмот Скиталец” пользовался большим успехом, оказал влияние на европейских и русских писателей, в том числе первостепенных. Восхищался им Бальзак, который создал даже повесть “Прощенный Мельмот” (см.: [Метьюрин: 643-645]). Гоголь отразил мотивы романа Метьюрина в “Мертвых душах” (Плюшкин) и в “Портрете” (см.: [Метьюрин: 663-664]).

Отзвуки “Мельмота Скитальца” можно обнаружить у Лермонтова: “Демон”, “Герой нашего времени” – образ Печорина (см.: [Метьюрин: 669-671]). Воздействие романа Метьюрина ощущается у Достоевского: “Хозяйка”, “Бесы”, “Братья Карамазовы” [Алексеев 1991а: 672-673]. Известный русский филолог Ф. И.

 Буслаев, автор работы “Значение романа в наше время”, опубликованной в сборнике “Мои досуги” (1886. Т. 2), ставил “Мельмота Скитальца” в один ряд с Шекспиром, а по воображению выше Шекспира (см.: [Метьюрин: 674]). “Гениальное произведение Матюрина”, – писал о романе Пушкин [Пушкин, 6: 193]. М. Ф. Орлов, посылая “Мельмота Скитальца” В. Ф.

 Вяземской, спрашивал, как ей понравится этот “шедевр по таланту и дерзости” ([Алексеев 1991: 27], [Метьюрин: 661]).

Автор романа – человек религиозный, более того – священнослужитель, хотя и несколько необычный: он любил светское общество, балы, танцы, пел в салонах. В чем-то его можно сопоставить с Рабле, Стерном, Свифтом.

Религиозность его была отнюдь не фанатичной, далекой от официальных догм, демократичной, связанной с идеями просветителей – гуманностью, добротой, веротерпимостью. В “Мельмоте” ощущается влияние Дидро (описание монастыря – см.: [Метьюрин: 614-616]) и особенно Свифта (оценки человека, общественных учреждений – см.

: [Метьюрин: 607-609]). Между прочим, Метьюрин был помощником священника в дублинском соборе св. Патрика, деканом которого был Свифт.

“Мельмот Скиталец” – объемистый роман, в 4 книгах, 38 главах.

По типу – это “рамочный роман”, с кольцевой композицией, увлекательный готический роман с нагромождением ужасов, изобилием пролитой крови, смертей, с динамичным запутанным сюжетом, с огромным количеством персонажей, событий, с перенесением действия из страны в страну, из одной эпохи в другую, с экзотикой, множеством приключений, со вставными линиями, чрезвычайно сложным построением, которое, по мнению М. П. Алексеева, можно сопоставить только с композицией романа Яна Потоцкого “Рукопись, найденная в Сарагосе” (см.: [Метьюрин: 599]). Напомним, что Пушкин с интересом читал роман Потоцкого [Метьюрин: 614].

На всем протяжении “Мельмота Скитальца” идет игра со временем. Она связана, прежде всего, с образом Мельмота, возраст которого (около 200 лет) позволяет группировать вокруг него самые разновременные события, но не только с ним.

Читайте также:  Что значит фудзёси в аниме? как понять фудзёси? значение и смысл

В романе идет речь не об одном, а о трех Мельмотах: дяде, племяннике и Скитальце – главном персонаже произведения, искусителе (далее мы будем называть его Скиталец или Мельмот). Действие романа начинается с поездки осенью 1816 года студента дублинского Тринити колледжа (его окончил сам Метьюрин) к больному дяде.

К концу первой главы дядя умирает. Наследнику остается портрет с “живыми глазами” и рукопись англичанина Стентона о событиях 1676-77 гг., происходивших с ним в Испании и Англии (одна из вставных линий романа). В главе III племянник знакомится с содержанием этой рукописи. Оказывается, что оригинал портрета жив.

Он появляется перед смертью дяди и в ее момент.

С третьей книги Скиталец оказывается в центре повествования, и его характер, демонический, мрачный, романтический, мизантропический и, в то же время, привлекательный, все полнее вырисовывается перед читателями. Скиталец воплощает в себе дьявольское, злое начало, но и участь его самого трагична, он – жертва, “несчастный” [Метьюрин: 541].

Своим долголетием, страшной участью он наказан за стремление проникнуть в тайны мироздания. Он в совершенстве познал сущность человека, особенности цивилизации; опыт и знания его огромны, и это приводит его к самым мрачным выводам. Он ненавидит и презирает людей.

Человеческое общество, по его словам, устроено плохо, жизнь людей “злонамеренна и вредна, а смерть ничтожна” [Метьюрин: 322]. Люди, по его мнению,

С сарказмом говорит Скиталец о том, что лучший способ уменьшить страдания людей – каннибализм:

(ср. с памфлетом Свифта “Скромное предложение”, где “рекомендуется” как средство избавления от бедности приготовление пищи из маленьких детей). Для такого мизантропизма, с точки зрения автора, имеются серьезные основания. Метьюрин отмечает, что в рассказах Скитальца смешивается “злобная язвительность”, “едкая ирония” и “жестокая правда” [Метьюрин: 316].

Важное место занимает в романе антиклерикальная, в первую очередь, антикатолическая тема (изображение монастыря и инквизиции). Ей почти целиком посвящены первые две книги, но и позднее автор обращается к ней, несколько смягчая к концу (возможно, по цензурным соображениям).

Однако антиклерикальная тема не сводится к критике католичества, а затрагивает и протестантизм, и ислам, и вероучение индусов. Всякая религиозная нетерпимость, фанатизм, церковное изуверство, жестокость, стремление ограничить человеческую мысль вызывают осуждение автора.

В центре сюжета романа – любовь Скитальца и Иммали.

Она – идеальная, невинно-чистая, романтическая героиня, выросшая на лоне природы (Руссо), на одном из экзотических островов (индийцы считают ее богиней острова) – полюбила Скитальца вечной, великой любовью, несмотря на мучения, которые он ей приносит, несмотря на смерть брата от его руки. Священник утешает ее перед смертью, говоря, что за свои мучения и добродетели она будет в раю. Она же думает только о Мельмоте:

По сути, эти заключительные слова ХХХVII, предпоследней главы – развязка романа.

Полюбил Иммали и Скиталец. Он – искуситель, ненавидящий и презирающий людей, тронут добротой, чистотой и невинностью, перестает покушаться на ее нравственность. Встречи с Иммали – короткие просветы в его безумной и зловещей жизни [Метьюрин: 314]. Боясь погубить Иммали, Скиталец прилагает все усилия, чтобы расстаться с ней, но судьба вновь и вновь разрушает его намерения.

Последняя глава ХХХVIII нужна для кольцевой композиции, она возвращает читателя к началу романа, к Племяннику. Как и первая глава, она буднична, но включает в то же время элемент романтической фантастики. Смерть Мельмота описана подчеркнуто прозаически: отпечатки ног на песке, смятый терновник, “как будто по нему кого-то тащили”, след “от тела, которое волокли” [Метьюрин: 561-562].

Вероятно, в последней главе сказывается и осторожность автора, стремление несколько сгладить дерзость романа. Именно здесь происходит наказание Скитальца.

Складывается впечатление, что глава “пришита” к роману (видимость наказания врага рода человеческого, как и авторская сноска о королях).

Вероятно, так ощущал ее и Пушкин, противопоставляя “Мельмота Скитальца”, в числе других романтических произведений, тем романам, в которых “в конце последней части / Всегда наказан был порок” [Пушкин, 6: 56].

Концентрация ужасов, нагромождение и повторение ультраромантических сцен (многократные описания попыток Мельмота расстаться с Иммали) иногда вызывают подозрение, что автор мистифицирует читателей, иронизируя и над ними, и над романтической традицией, и над своими героями. Знаменательно и то, что Скиталец не выполняет своей “задачи” искусителя: никто не хочет меняться с ним судьбой. В какой-то степени, можно было бы сказать о романе Метьюрина словами Пушкина: “а то будет, что ничего не будет”.

Все это вместе (мастерское построение, занимательный сюжет, необычайные приключения, романтический пафос, любовная история Мельмота и Иммали, вольномыслие автора, гуманность, веротерпимость, вражда к церковному обскурантизму, фанатизму) нравилось Пушкину, определяло его высокую оценку романа Метьюрина, но не исключало иронического отношения к нему. По словам Ю. М.

 Лотмана, в “Евгении Онегине” герои даны в сложном пересечении литературных реминисценций [Лотман 1995: 444]. Среди традиций европейского романтизма мельмотовский мотив в романе был, конечно, не главным, но довольно существенным, отражаясь в каждой из восьми глав романа в стихах, за исключением четвертой.

Он не сводится к влиянию Метьюрина на Пушкина, к авторским реминисценциям, к упоминаниям Скитальца.

Скиталец присутствует не только в сознании автора, но и в сознании героев пушкинского романа – Онегина, Татьяны. При этом, как ни странно, ориентация Татьяны на роман Метьюрина более значима, чем у Онегина.

В восьмой главе на Скитальца ориентируются и “благоразумные люди” “света”. Для Пушкина важно, что его персонажи, и Онегин, и Татьяна, читали “Мельмота Скитальца”, хорошо помнят о нем, как и сам автор.

По сути, в пушкинском романе в стихах мотив Мельмота превращается в цельный сюжет, проходя, с начала до конца, через довольно сложное развитие.

Отзвуки “Мельмота” ощущаются уже в первой строфе “Евгения Онегина”. Как и роман Метьюрина, роман в стихах Пушкина начинается с поездки племянника к больному дяде. Однако у Метьюрина – это описание поездки, у Пушкина – раздумья героя.

В них возникает ассоциация с началом романа Метьюрина, аналогия между положением Онегина и Мельмота-племянника, также отправившегося, в ожидании наследства, к умирающему дяде. Эта аналогия – не авторская, а онегинская.

Для читателей пушкинского времени, в отличие от сегодняшнего дня, подобная аналогия не требовала комментариев: “Мельмот Скиталец” был популярным романом, и ориентация на него легко угадывалась современниками.

На Метьюрина, видимо, ориентировано и восклицание о черте: “Когда же черт возьмет тебя?”. Ю. М. Лотман считает, что оно “вносит в речь героя “щегольской” оттенок” и определено его “дендизмом”, но навеяно и знакомством поэта с “Мельмотом Скитальцем”:

(См. также заметку “Когда же чорт возьмет тебя” [Лотман 1995: 339-342]). Иронически смотрит на подобную аналогию и сам Онегин.

Таким образом, уже в первой строфе возникает пародия. Она в дальнейшем многое определяет в построении романа и будет прямо названа в главе седьмой, в слове, которое покажется Татьяне разгадкой Онегина. Но уже и в первой главе ирония и пародия потенциально относятся не только к Онегину, но и к тем героям, которым он подражает.

Нужно добавить, что в “Мельмоте Скитальце” черт уносит не только Скитальца (в конце романа), но и дядю (в начале), которому перед смертью мерещится черт. Это видение перемежается ругательствами в адрес присутствующих:

Восклицание Онегина о черте, по всей видимости, ориентировано на сцену смерти Мельмота-дяди (сходство ситуаций), но в сознании пушкинского героя оно, возможно, накладывается и на конец романа, где дьявол уносит Скитальца. Уже здесь возникает параллель “Онегин – Скиталец”, наслаивающаяся на параллель двух дядей и их племянников.

Сочетание в первой строфе всех этих наслоений (оттенок пародии, авторская ирония, самоирония Онегина) начинает ту взаимоигру, в которую вовлечены автор, его персонажи, читатель. Создается ироническая атмосфера, определяющая в дальнейшем весь пушкинский роман. Возникает сложное многоголосие (см.: [Вольперт]), а также неоднозначность точек зрения, как авторской, так и персонажей.

Большое значение в пушкинской игре имеет мистификация, весьма характерная и для Метьюрина. Читатели “Мельмота Скитальца”, судя по началу, ожидают, что если не дядя, то племянник, наверняка окажутся в центре действия. Однако эти ожидания обмануты, как и многие, возникающие в дальнейшем.

Читатель, увлеченный тем, о чем пишет Стентон и рассказывает Монсада, постепенно забывает о племяннике, о времени, о месте, о том, что в романе, в сущности, ничего не происходит, что непосредственное действие укладывается в несколько дней, что оно прикреплено к одному месту – имению дяди, который сразу же умирает, – где племянник читает рукопись Стентона, слушает рассказ испанца со всеми его вставными эпизодам [Метьюрин: 599]. Мистификация происходит и в ином плане: автор вкладывает свои размышления, оценки в уста Скитальца, в то же время решительно отрекаясь от всякой с ним близости.

С мистификации, еще более изощренной, как бы двойной, начинается и роман в стихах Пушкина. По первой строфе читатель думает, что повествование идет от имени автора, что Пушкин и его дядя (хорошо известный В. Л. Пушкин) станут героями сюжета.

И лишь в начале второй строфы становится ясно, что предыдущая – лишь размышления Онегина. На это у читателей “Мельмота Скитальца” наслаивается второе ожидание: роман Пушкина пойдет по Метьюрину, по романтическим канонам.

И первое, и второе ожидание оказывается обманутым.

Мистификацией является и пушкинское предисловие, сопровождавшее публикацию первой главы (1825 г.) – полемичное, проникнутое “глубокой, хотя и скрытой иронией” [Лотман 1995: 546].

Пушкин, настроенный в момент создания первой главы весьма мрачно, сообщает, что она написана “под влиянием благоприятных обстоятельств”, носит на себе “отпечаток веселости” [Пушкин, 6: 638].

Оттенок мистификации есть и в последующих главах “Евгения Онегина”, вплоть до последней. И нередко такая ирония и мистификация связана с мотивом Мельмота.

Продолжим перечисление аналогий.

Приведя в первой строфе мысли племянника о дяде (в них нет никаких конкретных деталей), Пушкин как бы забывает о последнем до LII строфы, когда читатель возвращается к началу романа, к поездке Онегина, который “заранее зевал, / Приготовляясь, денег ради, / На вздохи, скуку и обман”.

В этой же строфе сообщается, что дядя умер (см. комментарий: [Лотман 1995: 585]). Дядя “воскресает” вновь в начале второй строфы второй главы (речь идет о его жилище: “Почтенный замок был построен, / Как замки строиться должны…

“), вызывая воспоминания о неназванном Скитальце и читательские надежды, что есть возможность продолжения “по Метьюрину”. Ю. М. Лотман отмечает, что здесь имеется ощутимая и для автора, и для читателя (можно бы добавить “и для Онегина”) параллель “между приездом Мельмота, героя романа Метьюрина, в замок дяди, и приездом в деревню Онегина

Источник: http://www.ruthenia.ru/document/505314.html

Анализ Стихотворения Лермонтова «Как часто пестрою толпою окружен…»

Стихотворение «Как часто пестрою толпою окружен…». Восприятие, толкование, оценка

Стихотворение «Как часто, пестрою толпою окружен…» было написано М.Ю. Лермонтовым в 1840 году. Оно было создано под впечатлением светского новогоднего бала. И.С.

Тургенев, при­сутствовавший на этом балу, вспоминал: «Лермонтова я видел на маскараде в Благородном собрании, под новый 1840 год… Внут­ренне Лермонтов, вероятно, скучал глубоко; он задыхался в тесной сфере, куда его втолкнула судьба… На балу… ему не дава­ли покоя, беспрестанно приставали к нему, брали его за руки; одна маска сменялась другою, а он почти не сходил с места и слушал их писк, поочередно обращая на них свои сумрачные глаза. Мне тогда же почудилось, что я уловил на лице его пре­красное выражение поэтического творчества. Быть может, ему приходили в голову те стихи:

Когда касаются холодных рук моих С небрежной смелостью красавиц городских Давно бестрепетные руки…».

Стиль произведения — романтический, основная тема — противостояние лирического героя и толпы.

Стихотворение построено на резком контрасте действитель­ности и идеала поэта. Основные образы реального мира — это «пестрая толпа», «образы бездушных людей», «приличьем стя­нутые маски». Толпа эта лишена индивидуальности, люди не­различимы, все краски и звуки здесь приглушены:

Читайте также:  Что означает тату единорог? выбор ттау единорог? смысл

Как часто, пестрою толпою окружен,

Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,

При шуме музыки и пляски,

При диком шепоте затверженных речей Мелькают образы бездушные людей,

Приличьем стянутые маски…

Картина маскарада напоминает нам кошмарный сон, время здесь словно застыло, стало неподвижным. Чтобы подчеркнуть это, поэт использует немногочисленные глаголы в форме насто­ящего времени. И внешне герой погружен в эту застывшую, без­жизненную стихию. Однако внутренне он свободен, обращен мыслями к своей «старинной мечте», к тому, что ему по-настоя­щему дорого и близко:

И если как-нибудь на миг удастся мне Забыться, — памятью к недавней старине Лечу я вольной, вольной птицей;

И вижу я себя ребенком, и кругом Родные все места: высокий барский дом И сад с разрушенной теплицей.

Основные образы «старинной мечты» лирического героя — это «родные места», «спящий пруд», «высокий барский дом», «темная аллея», зеленые травы, угасающий луч солнца. Мечта эта подобна «цветущему островку среди морей».

Исследовате­ли отмечали здесь ситуацию скованности мечты окружающей враждебной стихией. Именно так силен порыв героя к свободе, желание его преодолеть эту скованность, вырваться из враж­дебного плена.

Порыв этот запечатлен в финальных строках про­изведения:

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю И шум толпы людской спугнет мечту мою,

На праздник незваную гостью,

О, как мне хочется смутить веселость их И дерзко бросить им в глаза железный стих, Облитый горечью и злостью!..

Композиционно мы можем выделить в стихотворении три части. Первая часть — описание маскарада (две первые стро­фы). Вторая часть — обращение лирического героя к своей ми­лой мечте. И третья часть (последняя строфа) — возвращение его к реальности. Таким образом, мы имеем здесь кольцевую композицию.

Стихотворение написано с помощью сочетания шестистоп­ного и четырехстопного ямба.

Поэт использует различные сред­ства художественной выразительности: эпитеты («пестрою тол­пою», «при диком шепоте», «лазурного огня», «с улыбкой розо­вой»), метафору («Ласкаю я в душе старинную мечту», «И дерзко бросить им в глаза железный стих, Облитый горечью и злостью!»), анафору и сравнение («С глазами, полными лазурного огня, С улыбкой розовой, как молодого дня За рощей первое сиянье»), лексический повтор («лечу я вольной, вольной птицей»). На фо­нетическом уровне отметим аллитерацию и ассонанс («С глаза­ми, полными лазурного огня»).

Таким образом, в стихотворении звучат различные мотивы. Это романтический конфликт мечты и реальности, конфликт в душе лирического героя, трагическая раздвоенность его созна­ния (что было характерно затем для лирического героя Блока).

Мы можем рассматривать это произведение в контексте лирических размышлений поэта о своем месте в мире, об одиноче­стве, отсутствии взаимопонимания и счастья — стихотворений «Утес», «Листок», «Выхожу один я на дорогу..

», «И скучно и гру­стно…».

Здесь искали:

  • анализ стихотворения как часто пестрою толпою окружен
  • как часто пестрою толпою окружен анализ
  • как часто пестрою толпою окружен лермонтов анализ

Источник: http://sochineniye.ru/analiz-stihotvoreniya-lermontova-kak-chasto-pestroyu-tolpoyu-okruzhen/

Каково значение третьей строфы стихотворения для понимания его общего смысла?

Стихотворение Лермонтова наполнено печалью главного героя, который видит суету и несчастья своей земной жизни, мечтает о жизни иной. Хочет любить, но понимает невозможность этого:

Я люблю и страшусь быть взаимно любим…

Понимает: все, что любит его, «то погибнуть должно».

И в третьей строфе поэт сравнивает себя с утесом, который выдерживает натиск ветра и бури, но не может защитить от них растущие на скале цветы:

Так точно и я под ударом судьбы,

Как утес, неподвижно стою.

Но не мысли никто перенесть сей борьбы,

Если руку пожмёт он мою…

Это сравнение и помогает понять читателю трагичность чувств лирического героя, связанных с невозможностью любить.

Задание 1.2.3.

Сопоставьте стихотворения М.Ю. Лермонтова «Стансы» с приведенным ниже стихотворением А. С. Пушкина «Я вас любил». В чем сходство и различие отношения лирических героев к возлюбленной?

Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Стансы» посвящено теме неразделенной любви. Такая тема прослеживается и в творчестве других русских поэтов. Например, в стихотворении А. С.

Пушкина «Я вас любил, любовь еще быть может…» лирический герой понимает, что не может быть со своей возлюбленной. В стихотворении М.Ю. Лермонтова звучит тот же мотив: «Я люблю и страшусь быть взаимно любим».

В этом сходство отношения лирических героев к возлюбленной.

Однако если в стихотворении А.С. Пушкина герой любит «так искренне, так нежно», но не хочет обременять возлюбленную своими переживаниями и желает ей счастья с другим человеком, то у М.Ю.

Лермонтова лирический герой страдает от неразделенной любви и не желает быть любимым: «Я несчастлив пусть буду – несчастлив один…». Если у Пушкина остаётся на сердце печаль от безответного чувства, то у Лермонтова лишь страдание и мука – он несчастлив.

В этом различие отношения лирических героев к возлюбленной.

Таким образом, и Лермонтов, и Пушкин показывают сильное, возвышенное чувство, всецело поглощающее их лирических героев, но показывают его по-разному.

Ким 2.

Задание1.2.1.

Над какими «вечными вопросами» размышляет М.В. Ломоносов в стихотворении «Я долго размышлял и долго был в сомненье…»?

М.В. Ломоносов размышляет над «вечными вопросами»: вечная борьба знания и незнания, духа и материи.

М.В. Ломоносов как ученый, который и сам сделал немало открытий, поначалу сомневался в том, что мир создан по воле божьей: «И промыслу с небес во всей вселенной нет».

Как поэт-человек он понимает, что такое видение мира – плод человеческой гордыни, высокомерия: «…от высоты смотренья». «Однако, посмотрев светил небесных стройность», поэт убедился, «признал, что божеской мы силой созданы».

В этом – основной смысл размышлений над «вечными вопросами»: мир существует по определенным законам, которые человечеству не дано осознать.

Задание1.2.2.

Каковы особенности композиции стихотворения М.В. Ломоносова «Я долго размышлял и долго был в сомненье…»?

Композиция стихотворения М.В. Ломоносова «Я долго размышлял…» представляет из себя внутренний монолог лирического героя, размышляющего о законах природы и человеческого бытия.

Стихотворение представлено восьмистишием, в котором последовательно раскрывается главная мысль – признание божественного начала Вселенной.

Особенностью композиции является антитеза, противопоставление материального и духовного начала в природе: «И промыслу небес во всей Вселенной нет» – «Признал, что божеской мы силой созданы», от отрицания духовного начала в природе до его признания на основе материального опыта:

Однако, посмотрев светил небесных стройность,

Земли, морей и рек доброту и пристойность,

Премену дней ночей, явления луны,

Признал…

Задание1.2.3.

Сопоставьте стихотворение М.В. Ломоносова «Я долго размышлял и долго был в сомненье…» с приведенным ниже стихотворением М.Ю. Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива…». Что сближает оба стихотворения?

Оба стихотворения представляют из себя размышления лирических героев о смысле человеческого бытия и связи человека и природы.

В стихотворении М.В. Ломоносова лирический герой поначалу высказывает сомнение в существовании «промысла с небес», но через материальный опыт приходит к выводу, что все вокруг создано «божеской силой», обладает гармоничностью, «стройностью», «добротой и пристойностью», то есть признает духовное начало в природе.

В стихотворении М.Ю.

Лермонтова «Когда волнуется желтеющая нива» поэт успокаивается, молодеет, забывает о своих невзгодах, радуется, обретает счастье на земле и верит в существование Бога, то есть обретает внутреннюю гармонию, только при определенных условиях. Что же может помочь человеку обрести гармонию? М.Ю. Лермонтов считает, что такой властью над сознанием и душой человека обладает природа.

Оба стихотворения сближает общая мысль – человек способен познать Бога только через гармонию с природой. Познав природу, он познает Бога.

Ким 3.

Задание1.2.1.

Почему лирический герой стихотворения В.А. Жуковского «Невыразимое» часто прибегает к риторическим вопросам?

Поэт определяет жанр своего стихотворения как отрывок. Это указывает на неразрешенность тех вечных вопросов, которые лежат в основе данного философского стихотворения.

Начало его представляет собой философский вопрос: «Что наш язык земной пред дивною природой?» Основная часть стихотворения — развитие заявленной темы и попытка найти ответ на поставленный вопрос путем нанизывания целого ряда риторических вопросов, уточняющих и дополняющих главный. При этом движение поэтической мысли основано на контрасте.

Все стихотворение пронизано противопоставлениями: мертвое — живое («Но льзя ли в мертвое живое передать?»); искусство — природа («Она (природа) рассыпала повсюду красоту и разновидное с единством согласила! Но где, какая кисть ее изобразила?»); слово — создание («Кто мог создание в словах пересоздать?»); доступное выражению -— невыразимое («…Ненареченному хотим названье дать — и обессилено безмолвствует искусство?»). В конце стихотворения поэт приходит к выводу: «…И лишь молчание понятно говорит».

1.2.2.

Как вы понимаете смысл последней строки стихотворения В.А. Жуковского?

Самое важное в жизни нельзя выразить словами: жизнь настолько прекрасная и сложная, что «земной язык» по сравнению с ней ничтожен. Это основная мысль стихотворения В.А Жуковского. Она выражена в последней строчке – «И лишь молчание понятно говорит». Элегия пронизана лёгкой грустью.

Лирический герой размышляет над загадкой существования – «невыразимым».

Мотив невозможности выразить глубинные переживания восходит в русской поэзии к идее невыразимости высших состояний души и смысла бытия: «Что наш язык земной пред дивною природой?»; “Невыразимое подвластно ль выраженью?»; “Ненареченному хотим названье дать – / И обессиленно безмолвствует искусство».

1.2.3.

Сопоставьте стихотворение В.А. Жуковского «Невыразимое» с приведенным ниже стихотворением А.А. Фета «Как беден наш язык!-Хочу и не могу…» Какие темы сближаю оба произведения?

Именно в стихотворении В.А. Жуковского «Невыразимое» со всей отчетливостью была поставлена проблема «невыразимости», то есть поиска адекватного поэтического языка. В русской поэзии этой теме посвятили свои стихотворения многие романтики XIX века, такие, как Лермонтов, Фет, каждый из которых предложил свое оригинальное ее видение.

Искусство не способно выразить истинную суть явления. Лишь душа способна уловить «присутствие создателя в созданье».

Мотив невозможности выразить глубинные переживания восходит в русской поэзии к идее невыразимости высших состояний души и смысла бытия: «Что наш язык земной пред дивною природой?»; “Невыразимое подвластно ль выраженью?»; “Ненареченному хотим названье дать – / И обессиленно безмолвствует искусство».

Жу­ков­ский сам опре­де­лил свое­об­ра­зие сво­е­го твор­че­ства: пред­ме­том его по­э­зии было не изоб­ра­же­ние ви­ди­мых яв­ле­ний, а вы­ра­же­ние ми­мо­лет­ных не­уло­ви­мых пе­ре­жи­ва­ний. Сде­лать это очень труд­но, нужно найти слова, для всего, что чув­ству­ешь, ви­дишь, чем жи­вешь.

Эта же мысль зву­чит в сти­хо­тво­ре­нии Фета «Как беден наш язык…»:

Не передать того ни другу, ни врагу,

Что буйствует в груди прозрачною волною,

Напрасно вечное томление сердец…

Ким 4.

Задание 1.2.1.

Как в стихотворении «Я помню чудное мгновенье…» раскрыто пушкинское понимание любви?

Лю­бовь для поэта — это глу­бо­кое, ис­крен­нее, вол­шеб­ное чув­ство, ко­то­рое пол­но­стью за­хва­ты­ва­ет его, высочайшее напряжение всех душевных сил. Как бы ни был человек подавлен и разочарован, какой бы мрачной ни казалась ему действительность, приходит любовь – и мир озаряется новым светом. Пушкин умеет найти удивительные слова, чтобы описать волшебное воздействие любви на человека:

Душе настало пробужденье: И вот опять явилась ты, Как мимолетное виденье,

Как гений чистой красоты.

Даже после пе­ре­жи­то­го в тя­же­лое время, пол­ное жиз­нен­ных ис­пы­та­ний, пе­ре­жи­ва­ний («В глуши, во мраке за­то­че­нья …»), когда жизнь поэта слов­но за­мер­ла, по­те­ря­ла смысл, Пуш­кин про­буж­да­ет­ся, воз­рож­да­ет­ся вме­сте с лю­бо­вью. Вме­сте с пре­крас­ной музой к поэту воз­вра­ща­ет­ся вдох­но­ве­ние, же­ла­ние тво­рить:

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Глав­ное, что хотел до­не­сти автор этим сти­хо­тво­ре­ни­ем — свет­лую па­мять о любви, ра­дость от не­ожи­дан­ной, и от этого вдвое более сла­дост­ной, встре­чи с тем, что ка­за­лось утра­чен­ным на­все­гда:

Задание 1.2.2.

Источник: https://lektsia.com/9x46b2.html

Ссылка на основную публикацию