Что значит лехаим? как понять слово лехаим? перевод и значение

Еврейская выпивка. Почему и когда говорят «Лехаим»? — вопросы раввину | Иудаизм и евреи на Толдот.ру

Что значит Лехаим? Как понять слово Лехаим? Перевод и значение

Большое спасибо за Ваш вопрос. Действительно, евреи ничего не делают «просто так» и, если существует какой-либо обычай, то, скорее всего, у него есть и объяснение. И обычай произносить «лехаим» перед тем, как выпить какой-либо алкогольный напиток, — не исключение. В переводе с иврита «ле-хаим» означает «на жизнь», «за жизнь».

Почему говорят «лехаим»?

Существуют несколько объяснений:

— в Талмуде (Сангедрин 43а) сказано: приговоренного к смерти перед казнью поили крепким вином со специальной травой, чтобы его рассудок помутился и это облегчило бы его состояние и уменьшило страдания. Получается, что такого человека поили — «на смерть». А когда мы пьем в обычной ситуации, то благословляем друг друга, чтобы это было — «ле-хаим» (на жизнь), а не наоборот, не дай Б-г.

— В Талмуде приводится несколько предположений о том, какой именно плод Хава вкусила и дала Адаму. Одного из мнений: Древо Познания, плод которого нельзя есть, — было виноградом. Как известно, в результате того, что Адам и Хава нарушили это повеление Всевышнего, в мир пришла смерть. Поэтому, когда мы пьем, то благословляем друг друга, чтобы это было — «ле-хаим», а не наоборот, не дай Б-г.

— Еще одно объяснение: человека, пребывающего в трауре, угощали вином, поскольку вино уводит из сердца беспокойство и страдание. Поэтому, когда мы пьем, то благословляем друг друга, чтобы это было по хорошему поводу — «ле-хаим» (на жизнь), а не наоборот, не дай Б-г.

— Многие за субботней трапезой выпивают небольшое количество спиртного между рыбным и мясным блюдом . Поскольку, согласно традиции, употребление рыбной пищи вместе с мясной опасно для жизни человека, это делают, чтобы прополоскать рот от остатков рыбы. Получается, что мы пьем, чтобы избежать этой опасности для жизни, т.е. пьем — «ле-хаим» (за жизнь).

Когда говорят «лехаим»?

В Торе (глава Лех Леха 14:18-20) сказано, что

Однако Гмара (Нэдарим 32 б) говорит, что за этот, на первый взгляд, благородный поступок Малкицедека ожидало страшное наказание — его потомкам не дано было выполнять функции коэнов.

За что же он был наказан? За то, что вначале благословил Авраама и лишь затем — Всевышнего. Негоже сначала благословлять раба и лишь затем — его Господина.

Малкицедек, будучи священником, должен был понимать такие вещи…

Один из выдающихся мудрецов, автор книги «Сдэ Хемед» (Асифат диним, Брахот 1:45) приводит интересное замечание, которое имеет прямое отношение к нашему вопросу.

Он говорит: некоторые галахические авторитеты считают, что необходимо сначала произнести благословение на спиртной напиток, который собираются пить, затем отпить немного, чтобы не было большого перерыва между благословением и питьем, а только потом сказать друг другу: «Лехаим».

Необходимо поступать именно так, чтобы избежать ошибки Малкицедека: ведь если сначала сказать «лехаим», а затем сказать произнести благословение на вино, получится, что сначала благословляют раба, а только затем — Господина.

Это мнение приводится также в книге «Каф а-Хаим» (Орах Хаим 175:55) и книге «Микрэй Кодеш» (Йамим Нораим 7; Рав Цви-Песах Франк, 1873-1960). Кроме того, если человек сначала получит наслаждение от еды или напитка, он сможет затем благословить других более эффективно.

Вспомним: Ицхак, прежде чем благословить Эйсава, попросил того приготовить ему специальное угощение.

С уважением, Яков Шуб

Источник: https://toldot.ru/urava/ask/urava_9449.html

Переводы из журнала «Лехаим»

Переводы из журнала «Лехаим»

Тора была дарована евреям в месяц Сиван, третий месяц года. Поскольку это событие было частью Б-жественного замысла, между ним (событием) и датой его исполнения, между Торой и третьим месяцем года, должна существовать важная связь.

Это разъясняется в Талмуде: «Да будет благословен Всевышний, даровавший Тору, состоящую из трех частей, трехсоставному народу через сына, рожденного третьим в третий день третьего месяца». Число «три» проходит как лейтмотив. Три части Торы: Пятикнижие, Пророки и Писания (собственно Тора, Невиим и Ксувим). Три колена сынов Израиля: Коаним, Левиим и Исраэлим.

Моше – третий в семье после Мириам и Аарона. Тора дарована в третий день, как уже было сказано, третьего месяца года.

Месяц Элул, последний месяц года, как известно, месяц Милосердия и Прощения. Вместе с тем это время отчета перед самим собой во всех поступках и действиях в течение года, всех промахах и неиспользованных возможностях.

Баал-Шем-Тов учил: все, что слышит или видит человек, должно явиться для него уроком в служении Б-гу. Поэтому, пытаясь понять события, происходящие в мире, мы должны обострить наше восприятие – заглянуть в глубины социально-экономических причин и оценить их духовные предпосылки.

Уроки египетского изгнания

Никогда не следует быть настолько занятыми собой, чтобы стать нечувствительными к окружающей нас обстановке. Каждый может что-то сделать, начиная с самого себя, со своей семьи, со своего соседа. Необходимо осознавать, что наш мир – это единое целое; улучшить его частично значит улучшить в целом. Ребе

Пурим мы празднуем в память о чудесах, которыми Всевышний спас еврейский народ от полного истребления.

Ребе Шлита обращает особое внимание на то, как жизненно важно приводить в мир еврейских детей, и осуждает получившее распространение в наши дни «планирование семьи».

Во время фарбрейнген 6 Тишрея 5741 года, в годовщину ухода его достопочтенной матери ребецн Ханы Шнеерсон, он говорил о величии дел женщины-матери.

Ребе считает рождение и еврейское воспитание детей в семье подготовкой к приходу Мошиаха.

Лаг Баомер и рабби Шимон бар Иохай

Лаг Баомер, тридцать третий день Омера, — радостный праздник еврейского народа. В этот день отмечается годовщина ухода из нашего мира рабби Шимона бар Иохая (Рашби), одного из величайших мудрецов своего времени, автора книги «Зогар» – основного текста кабалы.

Годовщина смерти – йорцайт – является праздничным днем, ибо в иудаизме душа первична, а тело вторично. Жизнь – не просто физическое существование, она есть Тора и мицвойс, служение Вс-вышнему, а это все вечно. В йорцайт цадика духовные усилия его жизни поднимаются на самый высокий уровень, достигают совершенства. Таким образом, йорцайт становится причиной празднества.

Сам Рашби призывал всех евреев во всех поколениях праздновать годовщину его смерти с «великой радостью».

В каждом из нас заложено врожденное природное желание поступать правильно. Однако в повседневной жизни это желание не всегда легко реализуется. Одно дело достигнуть на теоретическом уровне понимания того, что правильно, а что ложно, несколько другое -применить это понимание на практике, в реальной жизни.

Когда евреи, выйдя из Египта, дошли до моря Ям-Суф, а сзади их настигал фараон со своим войском, они разделились на четыре группы с различными точками зрения. Решив, что они попали в ловушку -впереди море, сзади войско фараона – одни бросили клич: «Бросимся в море!» – т. е.

утонем, но не станем опять рабами фараона; другие стали предлагать: «Вернемся в Мицраим» – т.е.

лучше добровольно признаем власть фараона, чем погибнем; третьи призывали: «Сразимся с ними» – может быть, удастся победить египетское войско; четвертые решили, что ничего не надо предпринимать: «Возопим против них» – т.е. обратимся с мольбой о помощи к Вс-вышнему. И все они получили ответ.

Моше Рабейну сказал первым: «Станьте и смотрите, какую помощь окажет нам Б-г»; вторым: «Возвращаться некуда, ибо как видите вы Мицраим сегодня, не увидите его больше вовеки»; третьим: «Б-г будет сражаться за вас»; четвертым: «А вы помолчите».

Рабби Иосиф Ицхак Шнеерсон

Приближается месяц Тамуз, когда мы отмечаем наш праздник–День Освобождения предыдущего Любавичского Ребе. Как известно, он был арестован в той стране из-за самоотверженной, в буквальном смысле этого слова, деятельности, которой занимался на протяжении семи лет: распространял идишкайт, помогал изучению Торы и исполнению ее заповедей.

«Из теснин воззвал я к Б-гу…»

Дни наших постов, как и наши праздники, не только напоминают о давно минувших днях. Они имеют также глубоко поучительный, всегда актуальный смысл. Наши посты и праздники никогда не «устаревают».

17-е Тамуза и 9-е Ава связаны с трагическими событиями в истории еврейского народа.

17-го Тамуза был захвачен врагами Иерусалим, а 9-го Ава – разрушен святой Иерусалимский Храм и народ уведен в изгнание.

Испокон веков – с тех пор как мы стали народом– важнейшей обязанностью и главным стремлением еврейских родителей было воспитание детей в еврейском духе.

Сто лет назад в черте оседлости самым радостным и значительным для отца был день, когда, окутав трехлетнего сына в молитвенный талес, он на руках уносил его в хедер.

В этот день ребенок приступал к изучению «Алеф-бейс» и отправлялся в путь к вершинам Торы, озаренным светом мудрости, чистоты и благородства.

Впоследствии он мог стать ученым или скромным ремесленником, но в обоих случаях, полученные в хедере нравственные критерии, позволяющие ему отличать добро от зла, порядочность и благородство от бесчестия и лжи,– оставались с ним навсегда. С их помощью человек уверенно шагал по жизни, ясно представляя себе цель своих усилий. Он охотно помогал ближним, а в трудную для себя минуту знал, где найти совет.

Подрастая, еврейские дети часто спрашивают себя или окружающих: «Почему я еврей? Что такое иудаизм? Нужен он мне или не нужен?» И это вполне естественно.

Представьте себе их огорчение, их досаду и обиду, если нет никого вокруг, кто знает ответ на эти вопросы, ответ, наполняющий гордостью за свое еврейство.

Родители, друзья, чужие люди – все называют ребенка евреем, а он не понимает, что это значит – еврей, в чем смысл его причастности к народу, образ жизни которого пережил тысячелетия. Да, замешательство, разочарование и…

Чтобы постоянно совершать благие дела – от самовоспитания до воздействия на окружающих – желательно выучить наизусть несколько текстов из Торы.

Это позволит – когда под рукой нет Великой Книги– повторить хотя бы один стих из письменной Торы и одно изречение мудрецов из Торы устной (конечно, чем больше вы знаете наизусть, тем лучше).

Смысл, заложенный в этих отрывках, должен отразиться на поведении человека, повторяющего их, а также на поведении окружающих.

Сотворение мира продолжалось шесть дней. Оно началось 25-го числа месяца Элул и закончилось в первый день месяца Тишрей, когда был создан человек.

Знаменательно, что наша Тора указывает отмечать годовщину сотворения мира – Рош Ашона, или начало года,– в первый день месяца Тишрей.

Иными словами, годовщина сотворения мира отсчитывается не от первого дня творения, а от шестого – дня «рождения» человека.

Переступающий границы времени

Десять дней от Рош Ашона до Йом Кипур выделены в году как дни раскаяния, ибо в это время оно наиболее осуществимо, действенно, и влияние его распространяется на все дни нового года. В это время в еврейской общине преобладает дух раскаяния–тшува. И святейший день Йом Кипур становится высшей точкой начала нового года тем, что ставит тшува в центр жизни еврея.

Есть много заповедей, относящихся к Суккос, помимо закона о пребывании в сукко. Тем не менее праздник назван Суккос, а не именем другой заповеди, например мицвы «четырех растений».

Праздник Симхас Тойра отмечает завершение еженедельных чтений Торы в течение года. В этот день мы читаем заключительную часть Торы и опять начинаем Берейшит (начальную ее главу). Однако и праздник Швуэс посвящен Торе, ее получению на горе Синай. Почему же на Симхас Тойра мы должны радоваться нашей Великой Книге больше, чем на Швуэс?

Каждое слово, каждое выражение в Торе абсолютно точны, в них нет ничего лишнего. Воплощенная воля Б-га, Тора в каждом своем слове каждой из книг таит бездонную многозначность, откуда мы имеем возможность черпать познания, применимые к нашей повседневной жизни.

Существующая дихотомия разделяет нас, простираясь на наши важнейшие врожденные способности и устремления. Каждый человек полагает, что руководствуется рядом нерушимых принципов, аксиоматических законов, которые управляют его жизнью.

В то же время он будет утверждать, что в душе революционер, что старое должно уступать место новому и никогда не следует погружаться в пучину былых убеждений. Что жизнь никогда не бывает черной или белой, а представляет собой серую массу неопределенности и такой должна быть.

Что плохая работа – это мать изобретения, а раскаяние порождает духовное возрождение.

… Приближается праздник освобождения, когда мы мысленно возвращаемся к великому событию, происшедшему на заре нашей истории. Тогда евреи были выведены из Египта, чтобы обрести Тору уже как освобожденный народ.

И проговорил Всесильный всё эти слова – леймор

В рассказе о даровании Торы сказано: «И проговорил Всесильный всё эти слова – леймор» (Шмот, 20:1). Последнее слово, леймор, оз­начает «чтобы сказать».

Всюду, где оно встречается в Торе, это зна­чит, что Всевышний велит Моше пересказать Его слова сынам Изра­иля, которые не слыхали, как Всевышний сказал это Моше.

Но здесь, во время дарования Торы, все евреи присутствовали и слыша­ли слова Всевышнего – чтобы тогда означает здесь слово леймор!

Судьба трех миллионов израильских евреев – общая наша судьба. Нет в мире еврея, которого бы не трога­ла, не волновала судьба Святой Земли.

Вам понравился этот материал?Участвуйте в развитии проекта Хасидус.ру!

Запись опубликована в рубрике: .

Источник: http://chassidus.ru/likutey_sichoys/lechaim.htm

Пур или гораль: значение жребия, который бросает Аман

3 марта 2015 / Опубликовано в № 275

Читайте также:  Что значит тату скорпион? выбор тату сколрпион? смысл

За пазуху бросается жребий, но от Г‑спода все решение его.

Мишлей, 16:33

Как известно, название праздника Пурим происходит от слова «пур» (или «пуру»), означающего «жребий» на аккадском, или ассиро‑вавилонском, наречии, которое служило официальным языком в царстве Ахашвероша.

В Мегилат Эстер сказано: «В первый месяц, то есть в месяц нисан, в двенадцатый год [царствования] Ахашвероша бросали пред Аманом пур, то есть жребий…Эстер, 3:7.» Маараль отмечает, что упоминание года, когда это произошло, свидетельствует о том, что речь идет о важном событииОр хадаш, 132..

Этимология названия праздника проясняется в конце Свитка Эстер, где говорится: «Аман… задумал погубить всех иудеев и бросал пур, то есть жребий… Поэтому и назвали эти дни “пурим”, по названию “пур”Эстер, 9:24‑26.».

Фрагмент Свитка Эстер, на котором человек указывает на знак Рыб, обозначающий месяц адар. Германия. Начало XIX векаВ чем же состоит особенный смысл, заключенный в этом действии Амана? Почему ему придается такое значение, что оно определяет название праздника, словно бы выражая его центральную идею? И если так, то в чем, собственно, эта центральная идея?

И еще один вопрос: а зачем, собственно, в первоисточнике два раза повторяется слово «жребий» — один раз (пур) — на языке места, где происходили события, а второй раз (гораль, что на иврите означает «жребий») — в переводе на святой язык?

Ответ на это приводится у ряда комментаторов, которые отмечают семантическое различие между словом «жребий» на иврите и его аналогом на аккадском языке, которое высвечивается в контексте описываемых ими явлений.

Слово «гораль» неоднократно встречается в Писании. К самым известным случаям его употребления можно отнести два: определение по жребию козла для жертвоприношения и «козла отпущения», совершаемое первосвященником в Йом Кипур, и распределение земельных наделов в Эрец‑Исраэль между коленами Израиля.

Выбор козла отпущения и козла для жертвы — один из самых известных ритуалов, проводившихся в День Искупления во время существования Иерусалимского храма. Ритуал бросания жребия упоминается в книге Ваикра: «И возьмет [Аарон] двух козлов, и поставит их пред Г‑сподом у входа шатра соборного.

И положит Аарон на обоих козлов жребий: жребий один — для Г‑спода, а жребий другой — к Азазелю. И приведет Аарон козла, на которого вышел жребий для Г‑спода, и принесет его в грехоочистительную жертву.

Козел же, на которого вышел жребий, — к Азазелю, пусть поставлен будет живым пред Г‑сподом, чтобы совершить через него искупление, для отправления его к Азазелю в пустынюВаикра, 16:7‑8.».

Мы знаем, что козлы ничем не отличаются друг от друга, нет никакого рационального способа определить, какой из них больше годится для жертвоприношения, а какой — для того, чтобы его сбросили со скалы, возложив на него все грехиРабби Шломо Фишер, автор «Бейт Йешай», уподобляет разделение этих козлов соотношению между близнецами Яаковом, праотцем Израиля, и Эсавом, прародителем Амалека.. Жребий — это ответ, который превышает разум. И поскольку его бросают по прямому повелению Всевышнего, это ответ, который дан Им. 

То же относится и к распределению земельных наделов между теми коленами, что еще не получили своей доли. Йеошуа бен Нун посылает людей описывать Землю Израиля, чтобы он смог разделить ее по жребию: «…пойдите, обойдите землю, опишите ее и возвратитесь ко мне, и я брошу вам здесь жребий пред Г‑сподом в ШилоЙеошуа, 18:8.».

Так и происходит: после возвращения посланных в стан к народу «бросил им Йеошуа жребий в Шило пред Г‑сподом, и разделил там Йеошуа землю сынам Израиля по делению ихТам, 18:10.».

В данном случае жребий выявляет внутреннее соответствие участков земли свойствам каждого колена и его назначению — задача, которую не мог бы взять на себя человек. В тексте Торы оба раза повторяется, что Йеошуа бросает жребий «пред Г‑сподом». Сходным образом и козлы для жеребьевки поставлены «пред Г‑сподом у входа шатра соборного».

Между тем про жребий в Мегилат Эстер говорится: «бросали пред Аманом». Аман ставится здесь на место Всевышнего, и уж конечно он не ожидает получить от Него ответ.

Результаты жеребьевки часто кажутся нам игрой случая. Так мог бы выглядеть и результат, полученный Аманом. Раши, комментируя стих: «Помни, что сделал тебе Амалек на пути, когда выходили вы из Египта.

Когда он встретил тебя на пути и перебил всех ослабевших, которые шли сзади тебя, а ты был изнурен и утомлен», отмечает, что слово корха — «встретил тебя» — имеет тот же корень, что и слово «случайность»См. комментарий Раши к Дварим, 25:17‑18..

Это связано с сущностью мировоззрения Амалека, который считает, что случайность лежит в основе хода вещей. Так же и потомок Амалека, Аман, полагает, что события являются результатом непредвиденного стечения обстоятельств и не несут в себе никакого высшего смысла.

Возникает впечатление, что с этой точки зрения мировоззрение амалекитян имеет сходство с современным атеизмом.

Но если так, для чего Аман бросает жребий? И, согласно мидрашу, бросает не единожды, но повторяет это множество раз, пока не выпадает устраивающая его дата, что представляется ему «счастливым случаем»: как известно, знаком для него послужило то, что в адаре умер Моше‑рабейну, и он счел это предзнаменованием неблагоприятного исхода для евреев, не ведая, что Моше‑рабейну, как и другие величайшие праведники, умер в свой день рождения. Но для Амана власть случайности вовсе не означает господство естественных законов, включающих законы вероятности, согласно мировоззрению наших современников. Для него случайность, определяющая ход событий, — это отсутствие Б‑жественного Провидения. Но «природа не терпит пустоты», и место Провидения для амалекитян заполняют силы тумы, нечистоты. Их могуществом пытается воспользоваться Амалек в своей борьбе против Израиля. Мидраши рассказывают, что Аман, как и многие его соплеменники, был великим колдуном. Однако, в отличие от Провидения, действующего по законам Б‑жественной справедливости (даже если они далеко не всегда открыты людям и доступны восприятию человеческого разума), силы тумы не устанавливают своих законов. Можно сказать, что в этом также проявляется власть случайности в мире, в котором отсутствует Провидение. Единственный базисный закон, которому они подчиняются, — это отрицание. Чем дальше отклоняется человек от законов, установленных Всевышним, нарушая Его повеления, тем больше он может рассчитывать на помощь сил тумы. Этот прием применялся колдунами с глубокой древности — в оргиях и вакханалиях, храмовыми блудницами и Биламом, совершавшим противоестественный грех для усиления своей колдовской мощи. Потакая своим страстям и телесным наклонностям, можно усилить влияние сил тумы. И в этой связи бросается в глаза резкий контраст: определив по жребию благоприятный для резни день и добившись от Ахашвероша нужного ему приказа, Аман садится вместе с царем пить вино. Пиршества, в которых принимают участие главные отрицательные герои Мегилат Эстер, занимают значительную часть книги. А что делают евреи для того, чтобы отвратить беду? Постятся.

Впрочем, Аман садится пить вино не только для того, чтобы по обычной своей практике усилить воздействие сил нечистоты. По всей видимости, это поведение в полной мере отражает его приподнятое настроение. У Амана были причины верить в успех своего предприятия.

Да, он ошибся, не учтя день рождения Моше‑рабейну; и тем не менее день, избранный Аманом для истребления евреев, в самом деле подходил для его замысла. В нем был скрыт потенциал бедствия, и Аман и его люди, обладавшие немалыми познаниями в астрологии, сумели это установить.

Откуда им было знать, что евреи сумеют «изменить судьбу»? Эта идея была неприемлема для людей Древнего мира, противостоящих монотеизму. Для язычника мысль о том, что человек может оказать сопротивление неумолимому року и быть хозяином собственной судьбы, выглядела практически кощунственной. Предсказания всегда сбываются.

Если Эдипу было предсказано было убить отца и жениться на своей матери, он никуда не уйдет от судьбы, как бы ни старался. И здесь, парадоксальным образом, Фортуну (Тюхе), богиню случая, сменяют Парки (Мойры), неумолимые богини предопределения судьбы.

Но, как учат наши мудрецы, «Израиль неподвластен звездамВТ, Шабат, 156а.». Человек может изменить предначертанное ему, в этом проявляется его свободная воля. В этом заключается одна из главных причин бунта Амалека против Всевышнего и Его народа.

Ему, «первому из народов», с его превосходящей все степени гордыней, следовало смириться с существованием Б‑жественного Провидения; мало того, он должен был принять то, что какому‑то другому народу дано вступать с Провидением в какие‑то особые отношения и изменять ход вещей?!

В идее определения человеком собственной судьбы, в зависимости от его подчинения воле Всевышнего, состоит онтологическая связь между Пуримом и Днем Искупления.

Но, если в Йом Кипур, как и в предшествующий ему Судный день, Г‑сподь надевает корону Судьи и мы склоняемся перед Его троном, ожидая вынесения приговора, Пурим — это день сокрытия Его лика.

Эта сущность праздника отражена в его названии, связанном со словом «пур» — «жребий»: случайность, которая только казалась таковой, на самом деле «гораль» — проявление Б‑жественного Провидения.

Источник: http://old.lechaim.ru/3864

10 фраз на иврите, которые помогут научиться говорить как настоящий израильтянин

В 1881 году Элиэзер Бен-Иегуда и его друзья договорились разговаривать между собой на иврите – и это важнейшее решение положило начало возрождению иврита как современного языка.

Большинство современных ивритских слов легко переводимы. Однако эти 10 фраз вызывают «трудности перевода», но тем интереснее и веселее добавить их в свой словарный запас. 

1. Стам (םתס)

Часто используется как указание на то, что сказанное было произнесено в шутку, например: «Я только что выиграл в лотерею… стам!» «Стам» также может означать «потому что». Например, когда ребенок спрашивает маму, почему ему не разрешают что-то сделать, она может ответить: «Стам». 

2. Капара алеха (ךילע הרפכ)

Говорят, когда хотят сказать о человеке что-то хорошее. Например, если кто-то помог вам, то можно сказать: «капара алеха», имея в виду, что вас освободили от бремени или сделали нечто хорошее. 

3. Давка (אקווד)

«Давка» – трудное слово для перевода, как правило, используется в значении «особенно» или «специально». Например, вы могли бы воскликнуть в дождливый день, «Я «давка» не взял сегодня зонтик, подумав, что сегодня будет солнечно». Также употребляется в значении сделать что-то вопреки ожиданиям: «Он «давка» выбежал без пальто, хотя на улице идет снег». 

4. Хай ба серет (טרסב יח)

Буквально переводится как «жизнь в кино». Когда человек имеет нереалистичные ожидания относительно ситуации или фантазии о жизни, о них говорят «хай ба серет». 

5. Беттен Гав (בג ןטב)

Спросите израильтянина, как он провел отпуск, и, возможно, услышите в ответ: «Беттен гав». Это означает, что он ничего не делал, а только отдыхал. 

6. Гоаль нефеш (שפנ לעוג)

Про ужасного человека говорят «гоаль нефеш». «Гоаль» – отвратительная и «нэфеш» – душа. 

7. Лаасот хаим (םייח תושעל)

Дословно переводится как «делать жизнь». Означает пожелание хорошо провести время в предстоящей поездке. 

8. Аль хапаним (םינפה לע)

Буквально переводится как «на лице». Выражение используется, чтобы описать по-настоящему неприятный опыт. Например, если кого-то спрашивают: «Каково было оказаться среди толпы в черную пятницу?», – он может ответить: «Аль хапаним». 

9. Сабаба (הבבס)

Арабское слово «сабаба» стало в современном иврите общим жаргонным словом. Буквально оно означает «круто». Тем не менее оно также может быть использовано, чтобы сообщить, что с вами всё ОК или вы всё поняли. Например, если у вас встреча, а человек звонит, чтобы предупредить об опоздании, вы можете ответить: «Сабаба». 

10. Ялла (הללאי)

Это слово также происходит от арабского, но сейчас широко используется в иврите. Оно означает «пойдем». Однако оно также может быть использовано, чтобы побудить людей поторопиться или для обозначения конца разговора. Например, когда кто-то хочет покинуть место или человека, он может просто сказать: «Ялла». 

Источник: https://stmegi.com/posts/37399/

Берешит

  1. в начале сотворил бог небеса и землю.

    В начале сотворил Бог небеса и землю.

  2. земля же была поразительна и пуста, и тьма над пучиной, а дух бога витал над водой.

    Земля же была поразительна и пуста, и тьма над пучиной, а ветер Божий витал над водой.

  3. И сказал Бог : «Пусть будет свет», — и стал свет.

  4. и увидел бог, что свет хорош, и отделил бог свет от тьмы.

    И увидел Бог, что свет хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

  5. и назвал бог свет днем, а тьму назвал ночью. и был вечер, и было утро: день один.

    И назвал Бог свет днем, а тьму назвал ночью. И был вечер, и было утро : день один.

  6. и сказал бог: «пусть будет свод между водами, и пусть он отделяет воды от вод».

    И сказал Бог : «Пусть будет твердь между водами, и пусть она отделяет воды от вод».

  7. и создал бог свод, и отделил воды, что под сводом, от вод, что над сводом; и стало так.

    И создал Бог твердь, и отделил воды, что под твердью, от вод, что над твердью; и стало так.

  8. и назвал бог свод небесами. и был вечер, и было утро: день второй.

    И назвал Бог твердь небесами. И был вечер, и было утро : день второй.

  9. и сказал бог: «пусть вода, что под небесами, соберется вместе и покажется суша», — и стало так.

    И сказал Бог : «Пусть вода, что под небесами, соберется вместе, и покажется суша», — и стало так.

  10. и назвал бог сушу землей, а стечение вод назвал морями. и увидел бог, что [это] хорошо.

    И назвал Бог сушу землей, а стечение вод назвал морями. И увидел Бог, что [это] хорошо.

  11. и сказал бог: «пусть произрастит земля зелень: растение семяносное, деревоплод, приносящее плод по своему виду, с семенем в нем, на земле», — и стало так.

    И сказал Бог : «Пусть произрастит земля зелень : растение семяносное, дерево-плод, приносящее плод по своему виду, с семенем в нем, на земле», — и стало так.

  12. и произвела земля зелень: растение, приносящее семя по своему виду, и дерево, приносящее плод, в котором его семя по его виду. и увидел бог, что [это] хорошо.

  13. и сказал бог: «пусть будут светила на небесном своде для отделения дня от ночи, и пусть будут они для знамений, для праздников, для дней и лет.

    И сказал Бог : «Пусть будут светила на небесной тверди для отделения дня от ночи, и пусть будут они для знамений, и для времен, и для дней и лет.

  14. пусть будут они светилами на небесном своде, чтобы светить на землю», — и ста- ло так.

    Пусть будут они светилами на небесной тверди, чтобы светить на землю», — и стало так.

  15. и создал бог два великих светила: большее свети- ло — для владения днем и меньшее светило — для владения ночью, и звезды.

    И создал Бог два великих светила : большее светило для владения днем и меньшее светило для владения ночью, и звезды.

  16. И поместил их Бог на небесной тверди, чтобы они освещали землю,

  17. и чтобы они владели днем и ночью, чтобы они отделяли свет от тьмы. И увидел Бог, что [это] хорошо.

  18. И был вечер, и было утро : день четвертый.

  19. и сказал бог: «пусть кишит вода кишащими живыми существами, и птицы пусть полетят над землей по небесному своду».

    И сказал Бог : «Пусть воскишит вода кишащими живыми существами, и птицы пусть полетят над землей по небесной тверди».

  20. и сотворил бог больших чудищ и всяких пресмыкающихся живых существ, которыми кишит вода, по их роду, и всех крылатых птиц по их роду. и увидел бог, что это хорошо.

    И сотворил Бог больших чудищ и всяких пресмыкающихся живых существ, которыми кишит вода, по их роду, и всех крылатых птиц по их роду. И увидел Бог, что это хорошо.

  21. и благословил их бог, сказав: «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воду в морях, а птицы пусть размножаются на земле».

    И благословил их Бог, сказав : «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воду в морях, а птицы пусть размножаются на земле».

  22. и сказал бог: «пусть извлечет земля живые существа по их роду, скот и гадов, и земных зверей по их роду», — и стало так.

    И сказал Бог : «Пусть извлечет земля живые существа по их роду, скот, и гадов, и земных зверей по их роду», — и стало так.

  23. и создал бог земных зверей по их роду и скот по его роду, и всех земных гадов по их роду. и увидел бог, что [это] хорошо.

  24. и сказал бог: «создадим человека по нашему образу, по нашему подобию, и пусть владычествуют они над рыбами морскими, над птицами небесными, над скотом, над всею землею и всеми гадами, пресмыкающимися на земле».

    И сказал Бог : «Создадим человека по Нашему образу, по Нашему подобию, и пусть владычествуют они над рыбами морскими, над птицами небесными, над скотом, над всею землею и всеми гадами, пресмыкающимися на земле».

  25. и сотворил бог человека по своему образу, по образу бога сотворил его, мужчиной и женщиной сотворил их.

    И сотворил Бог человека по Его образу, по образу ангелов сотворил его, мужчиной и женщиной сотворил их.

  26. и бог благословил их, и сказал им бог: «плодитесь и размножайтесь, наполняйте землю и овладевайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся на земле».

    И Бог благословил их, и сказал им Бог : «Плодитесь и размножайтесь, наполняйте землю и овладевайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся на земле».

  27. и сказал бог: «вот я даю вам всякое растение семяносное, по всей земле, и всякое дерево, у которого есть плод семяносный, будет вам в пищу.

    И сказал Бог : «Вот Я даю вам всякое растение семяносное, по всей земле, и всякое дерево, у которого есть плод семяносный, будет вам в пищу.

  28. и увидел бог все, что он создал, и это [было] очень хорошо. и был вечер, и было утро: день шестой.

    И увидел Бог все, что Он создал, и это [было] очень хорошо. И был вечер, и было утро : день шестой.

  1. И завершены были небеса, и земля, и вcе их наполняющее.

  2. и довершил бог в седьмой день свой труд, которым он занимался, и покоился на седьмой день от всех своих дел, которыми был занят.

    И довершил Бог к седьмому дню Свой труд, которым Он занимался, и покоился на седьмой день от всех Своих дел, которыми был занят.

  3. и благословил бог седьмой день, и освятил его, ибо тогда он пребывал в покое от всех своих трудов, которые творил бог делать.

    И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо тогда Он пребывал в покое от всех Своих трудов, которые творил Бог делать.

Читайте также:  Что значит лакшери? что такое лакшери?

Источник: https://torah.ru/article/336/

Лехаим! — За Жизнь!

?arktal (arktal) wrote,
2018-03-24 14:04:00arktal
arktal
2018-03-24 14:04:00Irit Levinger
Здравствуйте, меня зовут Марина Романенко, и я хочу поведать вам о своем тур-вояже в Израиль, Землю Обетованную. И не только о нем. Вообще-то, я не думала, что возьмусь писать такое…

эссе, но, если прочтете до конца, вы поймете, почему я не могла не написать.

В Израиль я поехала экспромтом – после трагедии в личной жизни (слава Богу, все живы, меня всего лишь бросил муж ради большой и светлой 22-ух летней любви).

Позвонила моя подруга детства — Наташка, с которой мы выросли на одном московском дворе, и, узнав про мой резко изменившийся статус, немедля заявила, что свой 33 день рождения я встречаю не одна с мамой в нашей двушке в суровом московском январе, а как раз у них, на берегу Средиземного моря, где в том же январе плюс 20, где любимые друзья, и вообще… смена обстановки. Так я обнаружила себя на борту Эль- Алевского Боинга по рейсу Москва-Тель-Авив.

Сказать, что меня встретили хорошо, ничего не сказать. Этих людей (Наташку и ее мужа Эдика) я знаю много-много лет, мы родные — как семья, и я чувствовала их природную и столь привычную доброту, как бы окрашенную легким налетом местного менталитета. Трудно объяснить, но здесь люди ходят с душой нараспашку, не боясь: дарят свое расположение — и не только знакомому, а даже чужаку — просто так,»бесплатно».

Мне было странно поначалу, все-таки мы, москвичи, жуткие снобы, и для меня неприемлемо явиться в гости к друзьям друзей вместе, просто «за компанию». Я упиралась, Наташка настаивала, утверждая, что «Ира и Таль классные ребята», и «Оля и Габи всегда рады новым знакомствам». Я поняла ее только после того, как почувствовала кожей, как тут принимают гостей.

После шумных приветствий и объятий открывается бутылка терпкого красного вина (по ходу дела выясняется, что родом оно с Голанских высот или с Иерусалимского нагорья), из недр холодильника выуживается все его содержимое, ставится чайник (для тех, кто не хочет вина или не может, по причине предстоящего вождения машины, и не только по этой причине, как выяснилось чуть позже), все располагаются, где угодно (только не в креслах гостиной, а на поверхностях, вроде кухонной столешницы, ковра и т.д.), и ведется разговор обо всем на свете; и все очень тепло интересуются, как мне тут, нахожу ли я Израиль интересным и красивым, как мне было в Иерусалиме на экскурсии, и пробрало ли меня у Гроба Господня, и снизошла ли на меня «Иерусалимская благодать», подобно которой нет нигде в мире, и что я думаю по поводу местной политики своим, непредвзятым мнением, и как я нахожу жутких и наглых израильтян — водителей (ха! Вы не ездили по МКАДу в пятницу вечером!), и все, все, все…

И иврит, и английский, и русский вперемешку; и меня учат обязательным словам, которые прилипают ко мне насмерть, вроде: мазган (кондиционер), беседер (все в порядке, хорошо), «ма питом?!» (с какой радости?! почему вдруг?!); и хозяйка Ирина, смеясь переводит мне своего мужа Таля, «аборигена», как она его называет, который не смог донести (или я не смогла дополнить?) до меня свою мысль по-английски…

И вдруг все начинают петь мне » Happy Birthday » и на английском, и на иврите, и Таль даже исполняет в мою честь «День Рождение только раз в году» из «Чебурашки» (знания почерпнуты после просмотра оного мультика с четырехлетней дочуркой, как объясняют мне, хохоча от его акцента, еще параллельно исполнению).

И все поднимают бокалы с красным душистым вином, и в мою честь произносятся тосты, которые завершаются емким тостом «Лехаим!» — «За жизнь!», и я краснею и бледнею, понимая, что лучшего тоста в мою честь не произносили никогда и никто, как эта странная и разношерстная, но в тоже время какая-то своя, родная всего за два часа, — компания.

И я влюбляюсь в этот тост.

И этот смешной и живой Вавилон вдруг замолкает и становится очень серьезным, когда муж Ольги, кинув взгляд на свой пейджер, срывается с места и бежит, как есть, без куртки и зонта (а шел дождь), к своему автомобилю, успев крикнуть Эдику, чтоб довез Олю домой.

И я с изумлением узнаю, что этот смешной балагур, который травил анекдоты на почти трех языках, виртуозно не растеряв их смысла в переводах, — боевой летчик Израильского ВВС в звании майора, находящийся на «коненут» – боевой готовности, в случае вызова на базу при необходимости.

А что может быть за необходимость — в этой маленькой отважной стране, окруженной недругами (да что там – врагами!) – можно только догадываться.

База находится совсем рядом с тем населенным пунктом, где меня принимают друзья и друзья друзей, и, когда через 20 минут я слышу рев реактивных двигателей над головой, Таль говорит что-то на иврите, я понимаю только одно слово — «Аза» (Газа), и Эдик не успевает перехватить нечто непечатное, вылетевшее у него из-за плотно сжатых, побледневших губ.

У каждого в этой стране есть кто-то знакомый, который погиб, ее охраняя. Это трудно понять, в это трудно поверить, но представьте себе: у каждого (!) человека в возрасте около 30 лет здесь есть хотя бы один «кто-то» (друг, сослуживец, знакомый, брат…

), кто положил свою жизнь при обороне этого государства, вынужденного ежедневно, ежечасно бороться за безопасность своих граждан и за свое право существовать; или — пал жертвой теракта.

Но не подумайте, что все так мрачно, жизнь идет своей колеёй, и назавтра все уже как будто забыли о том, как мы подвозили Олю одну домой, как она ждала своего мужа до 2 часов ночи, когда тот вернулся с задания. И о том, как она уже научилась не спрашивать (все равно не ответит): «как?» и «что?». Потому что это — их быт.

Это их жизнь, и израильтяне умеют шутить о своем быте с известной долей цинизма.

Вы знаете, что у евреев есть даже шутки о Холокосте? Может, в этом — секрет ума и живучести этой удивительной нации: в умении смеяться над собой и своими самыми великими несчастьями?А на следующий день мы едем в Хайфу и в старый город Акко, и успеваем заехать в волшебное местечко на горе, с которого видно синее Средиземное море: Зихрон-Яаков.

А еще через день мы едем на Мертвое море через Иерусалим и заезжаем в этот Город, потому что не заехать — невозможно. И на этот раз мы идем не по святым местам, а просто по кривым улочкам Города и по знаменитому базару Махане-Ехуда, и смотрим на город со смотровой площадки.

И на меня нисходит пресловутая «Иерусалимская благодать», о которой меня спрашивали простодушные израильтяне, для которых спросить о самом сокровенном — все равно как пожелать доброго утра, но почему-то это не воспринимается как бестактность, и почему-то им легко отвечать.

И, уезжая из Золотого Иерусалима уже ближе к заходу солнца (а ехали мы на Мертвое Море с ночевкой, с палатками), я понимаю суть этого названия: весь город вымощен и облицован светлым камнем, выкорчеванным из самих же Иерусалимских гор, который светится золотом в лучах заходящего солнца. И я вспоминаю вопрос одного из моих соплеменников (заданный гиду во время Иерусалимской экскурсии) , разочарованно заметившего, что он воображал Иерусалим на более знатной высоте гор; на что гид, усмехнувшись, ответил, что не тот город возвышен, который высок, а тот, который ближе к Господу…

А по дороге мелькают библейские пейзажи, прямо как с иллюстраций к Ветхому Завету: нагорья, кустистая зелень, пещерки и лесочки, «что-то крымское немного, и кавказское слегка», и я осознаю, что каждый квадратный метр этой страны насыщен историей — мировой, великой, порою — страшной историей, а так же — пропитан кровью, совсем недавней для этой исторической земли, кровью, которой всего несколько десятков лет, — кровью людей, боровшихся за право иметь свою Родину и право жить.

Мы разбиваем палатки на горе Мецада (думаю Массада); полная луна светит почти неестественным светом, показывая мне самое низкое место на земном шаре, — Мертвое Море, а за ним горы Иордании, и чуть ближе — призраки библейских Содома и Гоморы и соляные столбы Лота и его жены.. И горит костер, и я курю сигарету, и каждый думает о своем; и я знаю, что думаем мы об одном и том же: что такие минуты редки, а помнят их всю жизнь, что скоро мы расстанемся, так как мои друзья живут на одной из своих Родин, и наличие другой, нашей общей, порой разрывает им сердце; и этот вечный диссонанс, вечная мука русской души кровного еврея, уехавшего сюда «с концами», но «не до конца» уехавшего оттуда.И скоро будут «снова между нами города, взлетные огни аэродрома», но мне жаль только чуточку, потому что вдруг я понимаю, как я горда за моих друзей, которые являются частью этого народа, сумевшего за каких-то 60 лет построить страну в пустыне; народа, не растерявшего себя через тысячелетия и все беды и катастрофы; у которого внутри есть животворная сила, как будто он и в самом деле был избран Господом в пустыне, совсем недалеко от того места, где сейчас догорает наш костер.А восход солнца открывает мне совершено непередаваемый пейзаж: бирюзовое Мертвое Море в окружении розовых гор и белой-пребелой соли, обрамляющей бирюзовые берега. Мы спускаемся к берегу, и я захожу в эти воды, которые всё норовят вытолкнуть меня, как будто в них нет места для инородного тела. Но, в конце концов, Море позволяет мне опустится в его маслянистую теплую воду, где вместо дна — глыбы соли. Ощущение непередаваемое, его можно только почувствовать, словами его не передать. И это в январе месяце! А тут 25 градусов, тепло, как в Эдеме.А в последующие дни Эдик сокрушается, что не сможем поехать в Эйлат — никак не успеваем: ехать далеко, но на один день — нет смысла, а отгул Эдику не дают.. Зато мы гуляем по старому Яффо и Тель-Авиву, и я удивляюсь, как такой небольшой по нашим меркам (400 тыс.) город создает впечатление такого большого из-за своей разношерстности и противоположностей, которыми он кишит: молодой и вместе с этим солидный, современный и исторический, бурлящий и степенный. Сидящие в «кафешках» израильтяне что-то горячо обсуждают, и я интересуюсь у Наташки, о чем сыр-бор. Послушав их гортанную речь, Наташка хмурится и переводит мне, что в связи с грядущим (28 января) всемирным днем памяти Холокоста по всему миру прошла волна антисемитских выступлений разных общественных лиц: дескать, Холокоста вообще не было, и все это — промысел хитрых евреев, маскирующих, таким образом, собственные грехи перед палестинским народом. И вот, дескать, мужики в кафешке спорят, как можно «натереть пятак» мерзким антисемитам по всему миру, да и вообще всему ООН, который дает им право голоса…

Читайте также:  Что значит фригидная? как понять выражение фригидная женщина?

А на следующий день случилось землетрясение в Гаити, и Израиль первым направил на другой конец света бригаду спасателей со всем оборудованием и медикаментами, которые за 2 часа после прилета разбили там самый лучший и самый современный полевой госпиталь и начали спасать жизни гаитянам, которые и понятия, что такое Израиль и с чем его едят, — не имели, да и не факт, что будут иметь и потом.

Вот так «натерли пятак» израильтяне всем мировым мудрецам, которые призывали отменить день памяти тем 6 миллионам, стертым с лица земли нацистами 60 всего лишь лет назад.

И я не могла понять: откуда у них столько великодушия? Как они не посылают всю эту мировую общественность, лениво отчитывающую антисемитов, в тартарары, как у них есть еще желание делать что-то для какой-то другой страны, в которой о них духом не слышали, когда их хаят все, кому не лень? Какого черта они шлют сотни своих солдат и все это оборудование через 3 океана, неужто они думают, что страны поближе не смогут помочь? Зачем им этот чужой, незнакомый народ, который оказался в беде, когда у них своих бед — выше крыши?И ответ приходит сам собой — за Жизнь. Они летят туда подарить Жизнь, потому что народ, которому столько стран отказывали в помощи, когда его обезумевшие беженцы искали и не находили спасения у врат чужих государств от смерти в концлагерях нацизма, не имеет право равнодушно созерцать чужую беду. Этот народ подарит помощь *своими* руками, которые раскопают руины и спасут тех, кого можно спасти, и похоронят тех, кого спасти не удалось, сделают сложнейшие операции в невозможных условиях, примут роды, — и все потому, что (для них) ничего, более святого, чем Жизнь, — нет. Любой жизни — своего народа или чужого: израильского солдатика, или островитянина с другого конца земного шара, который не понимает языка своих спасителей, но успокаивается, глядя в их глаза.Они приехали подарить Жизнь. Так они ответили на надругательство над памятью их народа и его истории. Так они почтили погибшие 6 миллионов — подарив жизнь людям другого народа, попавшего в беду.А я, созерцая все это немного со стороны, почти уже как своя в этой стране, давалась диву и робела перед тем, что только начинала понимать. Как можно пронести себя через тысячелетия гонений и погромов? В чем секрет этого народа? Уж не в том ли, что так ёмко и верно превозносит их «фирменный» тост «лехаим» — «За Жизнь»? Не это ли проносило и сохраняло их народ в течение 5 тысяч лет, и не просто сохраняло, а еще произвело величайших людей своего поколения, где бы этот народ ни был вынужден начинать все с нуля? Не это ли является простой формулой их избранности и вечности — свято чтить Жизнь, свою и чужую просто потому, что ничего, более святого, попросту нет.

Делегация с Гаити возвращалась со своей миссии как раз 28 января — в международный день памяти Холокоста, а так же – в день моего вылета назад, в Москву. Я видела их в аэропорту: уставшие люди в несвежей военной форме с черными тенями под глазами, которые светились каким-то особым внутренним светом, — они возвращались домой. Конечно же, их встречали. Все СМИ теснились вокруг, армейские и политические шишки были тут же. Хлопнуло шампанское, и зашуршали пластиковые стаканчики (героев встречали скромно, как, впрочем, и везде), и я услышала столь знакомое и столь уместное именно в этой ситуации «Лехаим!» — «За Жизнь!».

Наше расставание с ребятами было нелегким. Я скучала по ним, еще обнимая их, понимая, что пройдет еще немало месяцев до нашей следующей встречи.

Самолет набирал высоту, и я смотрела в иллюминатор.

Милая Эль-Алевская стюардесса предложила мне вина, и, получив мой пластиковый стаканчик с красным и терпким вином Голанских высот, я салютовала удаляющемуся берегу Тель-Авива, понимая, что эта страна течет у меня в крови, что я ей благодарна за подаренную мне возможность посмотреть на свою жизнь под совсем другим углом, что я безнадежно влюблена в ее непосредственных и добрых людей, в ее историю и в ее простое величие; и я подняла свой стаканчик с простым, емким и древнем тостом — «за жизнь».

Источник: https://arktal.livejournal.com/697689.html

Текущий номер. евгений левин. святыня в переводе

Как известно, общественный пост 10 тевета был установлен в память о несчастьях, постигших еврейский народ 8-го, 9-го и 10-го числа этого месяца. (Поэтому и ныне некоторые праведные люди постятся в каждый из этих трех дней.) 9 тевета умерли Эзра и Нехемья, которые вели за собой Израиль во время возвращения из вавилонского плена.

10 тевета Навуходоносор, царь Вавилона, начал осаду Иерусалима, закончившуюся падением города и разрушением Храма. А 8 тевета был завершен перевод Торы на греческий язык.
Отрицательное отношение к переводу Торы на нееврейские языки, сформулированное впервые в трактате Софрим (сочинение эпохи гаонов) — не единственное мнение в еврейской традиции.

Более того, евреи сами неоднократно переводили Писание на разные языки, причем в числе переводчиков были великие раввины и праведники, чьи познания в Торе и благочестие не вызывали сомнений (например, Саадья Гаон, который перевел Тору на арабский)[1]. Тем не менее неблагожелательное отношение к идее перевода вполне понятно.

Во-первых, Тору невозможно перевести адекватно — пропадают многозначность слов и аллитерации, источник многочисленных толкований. А во-вторых, переведенное на другие языки, Писание не только становилось «всеобщим достоянием», но и могло быть использовано в антиеврейских целях.
Еще более отрицательным было традиционное отношение к переводу Талмуда.

Во-первых, по большинству мнений, нееврею запрещено изучать Устную Тору[2]. Во-вторых, в Талмуде можно найти высказывания мудрецов, не слишком лестные для неевреев, что при тенденциозной интерпретации могло быть использовано в антиеврейской пропаганде.

А в-третьих, перевод на современные языки делал возможным самостоятельное изучение Талмуда «профанами», что многие раввины считали неприемлемым.
Тем не менее за последние двести лет Талмуд, целиком или частично, был несколько раз переведен на немецкий, английский, французский и другие языки. Об истории этих переводов мы и поговорим.

Первый частичный перевод Талмуда был осуществлен д-ром Эфраимом-Моше Пиннером (1800–1880), уроженцем Пруссии, учеником известного раввина Яако­ва из Лисы, автора трактата Нетивот а-Мишпат. Даже оппоненты Пиннера признавали его глубокие познания в Талмуде, о чем свидетельствует, в частности, письмо р. Акивы Эгера.

В 1831 году Пиннер опубликовал перевод избранных отрывков из Вавилонского и Иерусалимского Талмудов, а в 1842 году издал в Берлине немецкий перевод трактата Брахот. Издание содержало оригинальный текст с комментариями Раши и Тосафот, а также немецкий перевод и комментарий Пиннера.

Перевод Пиннера вызвал немалый интерес среди евреев и неевреев. Среди подписчиков оказались даже коронованные особы, в том числе император Николай I.

Его весьма заинтересовал проект Пиннера, и он пообещал значительную субсидию для продолжения работы: император надеялся, что перевод Талмуда поможет разоблачению талмудических «предрассудков» и «мракобесия», тормозящих еврейскую интеграцию.

Но, поняв, что Пиннер преследует прямо противоположные цели, царь утратил интерес к его работе, и из-за нехватки средств Пиннер был вынужден прекратить свой труд.

В еврейских кругах проект Пиннера приняли неоднозначно.

Когда переводчик обратился за аскамой («одобрением») к лидеру венгерской ортодоксии Хатам Соферу, тот заявил, что одному человеку не под силу адекватно перевести столь обширный и сложный материал. А глава амстердамской общины р.

Цви-Гирш Лерин сказал, что если ортодоксы протестовали против Торы в немецком переводе Мендельсона, напечатанного еврейскими буквами, то перевод Талмуда на литературный немецкий тем более недопустим.

Следующую попытку перевести Талмуд на немецкий предпринял д-р Лазарус Гольдшмидт (1871–1950), учившийся в знаменитой литовской ешиве «Слободка», а затем в Берлинском университете.

По словам Гольд­шмидта, его попросили перевести Талмуд несколько аристократов, дабы положить конец многочисленным инсинуациям, вызвавшим даже несколько судебных процессов[3]. Гольдшмидт, в отличие от предшественника, довел свой труд до конца.

Несмотря на то что он не был религиозен, его перевод высоко оценили германские ортодоксы, например р. Меир Гильдесгеймер, декан берлинской Раввинской семинарии.

Первую попытку перевести Талмуд на язык Шекспира предпринял уроженец России Михаэль-Леви Родкинсон, человек сомнительной репутации (когда он жил в Вене, местная еврейская газета обвиняла его в помощи известному юдофобу Августу Роллингу в написании его антисемитских опусов).

Перебравшись в Нью-Йорк, он приступил в 1896 году к изданию десятитомника, который он назвал «New edition of the Babylonian Talmud»[4].

В отличие от Гольдшмита, Родкинсон не намеревался перевести Талмуд целиком — в частности, он сознательно исключил из своего перевода те места, которые счел «повторами».

Однако его работа заслужила крайне низкую оценку как в ортодоксальных, так и в научных кругах. Родкинсона обвиняли в неверном понимании текста, произвольности сокращений, плохом владении материалом. Все же его труд не пропал даром, поскольку убедил англо­язычных евреев в необходимости полного качественного перевода Талмуда.

Такой перевод появился между 1935 и 1952 годами в лондонском издательстве «Сончино» под редакцией д-ра Исидора Эпштейна, библиотекаря, а затем декана лондонского Еврейского колледжа. Предисловие к изданию написал д-р Герц, главный раввин Великобритании с 1913 по 1946 год, послесловие — р. Исраэль Бройде, главный раввин Великобритании с 1948 по 1965 год.

Естественно, у перевода «Сончино» нашлись и противники, например р. Шмарьяу-Менаше Адлер.

Многие годы он вел войну с Эпштейном и его сотрудниками и спонсорами, полагая недопустимым издавать перевод, предназначенный, по его мнению, в основном для того, чтобы произвести впечатление на нееврейскую публику. Впрочем, как вынужден был признать сам Адлер, в Англии его протесты остались гласом вопиющего в пустыне.

Написанный на смеси арамейского и иврита Талмуд непонятен и большинству современных израильтян. За время существования еврейского государства были предприняты попытки создать перевод на современный иврит, но ни один из них не был полным и не получил широкого распространения.

Исключением стал проект израильского раввина Адина Штейнзальца, хасида Хабада, который в 1960-х годах начал переводить Талмуд на современный иврит, а затем и на английский и французский. Первое время перевод не встречал серьезных возражений, хотя настоящие талмудисты считали «неспортивным» пользоваться этим изданием.

Скандал разра­зился в 1989 году, когда лидеры израильской «литовской» ортодоксии (р. Шах, р. Шейнберг и др.) предали херему[5] все сочинения р. Штейнзальца, которого считали вольнодумцем. Р.

Шах негативно отозвался и о самом переводе, заявив, что он делает изучение слишком легким, лишает текст святости, позволяя читателю относиться к нему как к памятнику светской литературы.

Реакция на херем была смешанной. В некоторых ешивах (например, в иерусалимской «Ешиват а-котель», которую возглавлял р. Невензаль) было решено отнести все книги Штейнзальца в генизу.

Однако в большинстве ешив и синагог не «литовского» направления, где пользовались изданием Штейнзальца, херем проигнорировали, а сам р. Штейнзальц продолжил свою работу. В 2010 году полный перевод Талмуда на современный иврит был завершен трактатом Хулин.

Для десятков тысяч светских евреев это издание стало пропуском в мир подлинного иудаизма.

А после скандала с Талмудом Штейнзальца издательство «Art Scroll», придерживающееся «литовской» идеологии, в ответ на труд Штейнзальца приступило к коллективному переводу Вавилонского Талмуда (The Schot­ten­stein Edition). Этот труд — скорее пособие по изучению Талмуда на уровне ешивы.

Работа над английским переводом заняла 14 лет: первый том, трактат Макот, увидел свет в 1990 году, последний — в 2004 году. 9 февраля 2005 года все 73 тома были торжественно подарены Библиотеке конгресса США.

Параллельно продолжается работа над переводом Талмуда на современный иврит — уже вышло в свет более 20 томов; опубликованы и французские переводы восьми трактатов.

Итак, несмотря на многочисленную критику, в XX веке появилось несколько полных переводов Талмуда на современные языки. И этому можно только порадоваться. В мире сегодня слишком много евреев, не способных даже просто читать Гемару в оригинале.

Без современных переводов Талмуд так и останется для них книгой за семью печатями. К сожалению, на русском языке стараниями р. Штейнзальца были изданы только фрагменты из Талмуда, «Антология агады», и лишь один трактат — Таанит — издан полностью.

Остается надеяться, что и русскоязычным читателям в будущем станет доступна эта сокровищница иудаизма.

Источник: https://lechaim-journal.livejournal.com/138488.html

Ссылка на основную публикацию